Статьи
11 Ноября 2000 года

Единица – вздор, единица – ноль

“Ошибается математика:
сумма нулей – это очень большая сила”.

С.Е.Лец

 

Как и многие писательские дети, автор, можно сказать, вырос под сенью творческих союзов. Даже анекдот про себя сочинил: был молодой, ходил в Центральный Дом Литераторов, дружил с официантками, стал постарше, заматерел, ходить стал в Дом Кино и дружил там с метрдотелями, а теперь достиг социального потолка: хожу в Центральный Дом Журналистов и дружу с директором ресторана. Это к тому, что и с сенями, и с тенями существования союзов автор знаком давно и не понаслышке. Остается только объясниться, какое все это имеет отношение к температуре гласности, тем более, что автор безусловно разделяет точку зрения, что придуманы были эти Союзы, начиная с первого, писательског7о, вовсе не для поднятия уровня гласности, а для укрепления рядов и надежного управления самим процессом извлечения звуков. Проще говоря, одна рука на пульсе, вторая на горле, а третья и четвертая в ежовых рукавицах, направляющие руки для культуры у государства, находились всегда – культура для ежовых рукавиц была приоритетом.


И Союзы в общем и целом исправно выполняли возложенную на них партией миссию, ретранслировали указания, колебались вместе с линией, очищали свои ряды. Однако наступила перестройка и все в союзах смешалось, как в доме Облонских: все они были счастливы одинаково, а тут каждый стал несчастен по-своему.


Писательский распался на классы, революционный – кинематографистов – зашел, как и любая российская революция, в тупик и вынужден был призвать поводыря, вручив Н.С.Михалкову бунчук, булаву и повинную голову. А самый ледащий – пропагандистов и агитаторов – т.е. Союз Журналистов задержался в общем движении к распаду. Оно и понятно: литература и кинематограф стремительно теряли значение, весомость и авторитет. Журналистика – приобретала. Нет, нет, гадкий утенок не стал лебедем, но ему это начало временами сниться. Как и все остальные товарищи по творческой стае он прошел период полураспада от Союза СССР до Международной Конфедерации, но не распался как писательский и не стал постоянным полем боя за собственность, как кинематографический (может, потому, что ему – последнему из всех – собственности досталось с гулькин нос). Он, с неуклюжей партийно-хозяйственной грацией, неповоротливо и неспешно определялся в новом политическом ландшафте, он, на которого никто и никогда не возлагал каких-либо свободолюбивых надежд, он всякий раз отставал от требований быстро меняющегося времени и потому, на сегодняшний день остался единственным, чья запоздалая любовь к свободе слова вызывает раздражение новой власти, истово укрепляющей сувои вертикали.


Сегодня Союз Журналистов России – это “Общественная экспертиза”, о которой я уже писал в предыдущих колонках, это выпуски “Общей газеты” в защиту Бабицкого и против облавы на “Медиа-мост”, это упорное сопротивление усилиям нынешнего министра печати превратить информационное пространство в хорошо управляемую систему многорядового движения в указанных направлениях, это постоянное публичное недовольство принимаемыми законами и протест против попыток сузить законодательную базу свободы средств массовой информации.


А времена наступают иные. Не протестовать, как в ельцинские, а договариваться, входить с властью в дружеские отношения и снова получать не права, а привилегии. Поле гласности в стране сужается и Союз Журналистов объективно – одна из немногих организацией этому противостоящая.


А потому грядет черед реформистов. На место неуклюжих, да еще и запятнавших себя партийностью юности, мамонтов готовы прийти молодые лидеры, рожденные перестройкой, умеющие быстро и по делу менять приоритеты, имеющие связи и средства, чтобы пробить и подкормить, умеющие вовремя войти в игру и вовремя из нее выйти, да еще и наварить на этом политический капитал.


Есть и другой путь: Союз-то куда как неоднороден и запоздалое протестантство нынешнего руководства куда как не однозначно воспринимается на местах, где некоторыми региональными союзами уже руководят местные чиновники. Стало быть, будут предприняты, а, по некоторым данным, уже предпринимаются, попытки развалить этот союз изнутри.


Могу предположить, что в ближайшее время может появиться на свет идея альтернативного союза, более современного, более гибкого, лучше управляемого. Для такого Союза и руководитель готов. Ну чем, например, нехорош бывший вице-премьер и нынешний руководитель ИТАР-ТАСС Виталий Игнатенко? Ведь нет уже такого направления, в которое не умело бы изгибаться его спина.


Да и власть поможет. Своим людям как же не помочь. И во имя всеобщего блага и укрепления национальной идеи на прессу наконец прольется благодарный дождь верховной расположенности.


“Народы, не разрешайте вашим так называемым владыкам делать против общей воли даже добро…” - писал Дени Дидро. Сегодня этот искус предстоит пройти российской журналистике. И температура гласности будет зависеть от того, сумеет ли она этого искуса избежать.

 

А.Симонов,
президент Фонда защиты гласности


Для еженедельной колонки в газете “Русская мысль” - написано 11.11.2000

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни