Статьи
10 Марта 2001 года

Свобода совести против свободы слова.

Что объединяет власть, фашистов и православную церковь?

За последние полгода сановники Русской православной церкви высказывались за упразднение свободы слова даже чаще, чем государственные чиновники. И ладно бы, если такие заявления делали бы одиозные личности вроде старца Гермиона, углядевшего в заставке телеканала НТВ сатанинские знаки, а в речах известной телеведущей – дьявольский промысел. С призывами к прихожанам не смотреть ряд телевизионных программ и не читать некоторых газет обращаются весьма известные и уважаемые иерархи. Что любопытно: обращаются не с церковных кафедр, а с телеэкранов и со страниц печатных СМИ. Заметьте, вполне светских СМИ, таких, как телекомпании ТВ-6-Москва и ТВЦ.


Сами священники, как, например, митрополит Питирим, объясняют свои заявления о закрытии телепрограмм “Куклы” или “Итоги” тем, что таким образом они выражают мнение паствы, будируют общественное мнение и призывают телезрителей – своих потенциальных прихожан – к дискуссии. Но грань, за которой заканчиваются теологические споры и начинаются открытые науськивания на неугодных журналистов, преодолеть очень легко. Можно пойти еще дальше – найти союзников среди профашистских и национал-патриотических объединений.


В феврале этого года рязанская региональная организация “Русского национального единства”, напечатала в газетах “Русский свет” и “Русский порядок” материалы, в которых приводится “список развратных демократических изданий”. Помимо разнообразной эротической периодики, в “коричневый список” попали газеты “Версия”, “Комсомольская правда”, “Московский комсомолец”, приложения к “Аргументам и фактам”, а также вполне приличный дамский “Космополитэн”. Может быть и не стоило уделять столько внимания бреду, публикуемому в РНЕшных малотиражных листках, если бы не одно обстоятельство. В сопроводительной статье к “коричневому списку” сообщается, что “продажа распространение и чтение этих газет запрещены Православной Церковью”. На основании Правил №86 и № 100 6-го Вселенского Собора. Ослушавшихся, между прочим, ждет анафема и отлучение от церкви. Для верующих это – серьезно. “Никому не дано отменить божественные заповеди и каноны. Нарушители этих правил сами себя отлучают от Бога и Церкви. В случае их смерти их нельзя отпевать”. Фактически людей заставляют сделать выбор: свобода совести или свобода слова.


Даже в свете заявлений о необходимости закрытия НТВ, сделанных представителями Российской православной церкви (РПЦ), в программе ТВ-6 “Скандалы недели”, такое единодушие священнослужителей и фашистов не может не удивлять. Либо эти две структуры окончательно достигли взаимопонимания в том, какую прессу считать хорошей, а какую – “демократической”, либо православная церковь решила оскоромиться и закусить свободой слова, воспользовавшись для разжевывания зубастыми РНЕшниками.


Фонд защиты гласности обратился за официальными разъяснениями к руководству РПЦ, однако ответа мы до сих пор не получили.


За право навязывать журналистам свое мнение о том, что печатать, а что – нет, церковники готовы сражаться в судах. В январе в воронежский Центрально-черноземный центр защиты прав СМИ обратился корреспондент регионального приложения “АиФ-Черноземье” Михаил Жеребятников и попросил юридической защиты. Накануне Воронежско-Липецкая епархия Русской православной церкви подала иск о защите деловой репутации в отношении его газеты за публикацию статьи “Вера и бизнес”. В материале речь шла о том, что “местные священники разработали “ноу-хау”: прибыльный бизнес за счет заключенных. По нашим сведениям, в воронежской колонии общего режима ОЖ-118.2 имеются “православные мастерские”, в которых заключенные делают оклады и крестики из стружек. Какова чистая прибыль – узнать не представляется возможным”. На основании журналистского расследования авторы статьи сделали вывод: “экономическая деятельность РПЦ носит теневой характер”. В ответ епархиалы вчинили газете иск на миллион рублей.


Журналисты “АиФ-Черноземья” узнали о подсобном производстве на базе местной тюрьмы из безобидной публикации в газете Управления исполнения наказаний Воронежской области “Преступление и наказание”. Корреспондент Тамара Барышникова поведала читателям о затейливых промыслах местных заключенных, о поделках ручной работы, пользующихся спросом даже на международных ярмарках. Поведала, к слову, безо всякой задней мысли, не в форме расследования на тему “куда деваются деньги от реализации”, а в виде очерка на культурную тему.


После того, как в “АиФ-Черноземье” заинтересовались публикацией Барышниковой, у Тамары начались проблемы. Поговаривают о том, что руководство Управления исполнения наказания угрожало расправиться с корреспондентом. Отправить в лечебницу для умалишенных. Надо сказать, что сама Барышникова эти слухи не подтверждала, зато многие журналисты и в Воронеже, и в Москве, заявляли о том, что существует реальная угроза свободе и даже жизни этой женщины.


Епархиалы суд проиграли. Судья Ольга Бородина вынесла решение об отказе епархии как в части опровержения, так и в части материальной компенсации морального вреда, тем самым косвенно признав, что экономическая деятельность церкви действительно непрозрачна. Юрист Центрально-черноземного центра защиты прав СМИ Галина Арапова заявила о том, что в ходе судебного разбирательства епархия абсолютно не реагировала на требования предоставить суду необходимые документы, зато всячески науськивала наиболее агрессивную часть паствы на авторов статьи в “АиФ-Черноземье”. Целый ряд священнослужителей выступил в воронежских СМИ с нападками на журналистов и с призывами “не влезать в дела Церкви”.


“Епархиальное дело” показало, что желание православных церковников научить журналистов помалкивать по тем или иным поводам созвучно не только фашистам и национал-радикалам, но и установкам действующей власти. Прокремлевский интернет-сервер “Страна.Ру”, комментируя “епархиальное дело”, в частности, сообщает: “Проблема в том, что примерно с 1992-1993 годов в СМИ стала проявляться своеобразная специализация по религиозным вопросам. Специалистами по издевательствам над РПЦ стали “Московский комсомолец”, “Новая газета”, “Комсомольская правда” и “Огонек”…Речь идет об установке на печатное избиение иерархов, распространение сплетен, а то и прямой клеветы”. Откуда такое единодушие власти с церковниками?


Всё просто. Сегодня интересы государства и церкви совпали. И тем, и другим свобода слова стоит поперек горла. И тем, и другим она мешает втихую обделывать свои дела и прочие делишки. А независимая пресса эту приятную тишину всячески нарушает.


Кстати, об исковом требовании епархиалов в миллион рублей. Еще со времен Апостола Павла в христианской среде не особо жаловали судебные иски. Помните: “не лучше ли вам оставаться обиженными…”, снося клевету, чем искать и наказывать клеветников? Увы, взгляды многих нынешних представителей РПЦ существенно расходятся с позициями адептов веры.

 



Руслан Горевой,
координатор информационных проектов
Фонда защиты гласности.

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни