Статьи
21 Мая 2001 года

Немного о любви

Любовь зла, полюбишь и козла, - говорит русская поговорка. В своей любви к прессе я на эту поговорку постоянно оглядываюсь: народная мудрость – сильная вещь, прямо в яблочко.


Вот вам последняя любовная коллизия из десятилетнего романа с прессой. Судите сами.


В декабре прошлого года Б.А.Березовский учредил в Нью-Йорке “Фонд гражданских свобод”, выделил ему 25 миллионов долларов и к маю уже открыл и зарегистрировал в Москве его представительство.


Первый грант был выделен фондом грамотно и адресно, в виде эндаумента, т.е. деньги положены в банк, а проценты с этих денег будут идти на деятельность центра-музея им. А.Д.Сахарова. Иметь такую стабильную основу для ежегодного бюджета – мечта любой общественной некоммерческой организации. И Елена Георгиевна Бонэр, отчаявшаяся каждый год ходить по кругу доноров с протянутой рукой, приняла помощь от фонда Березовского первой.


Пресса слегка поморщилась, но никакой политикой от этих денег не пахло, и они успокоились. На выделенные тем же фондом деньги осуществили акцию “Рождество за решеткой” - развезли по тюрьмам более 1,5 тысяч рождественских подарков – это кажется, вообще прошло незамеченным. Потом фонд выделил в отдельную программу помощь журналистам, пострадавшим в связи с исполнением своих прямых профессиональных обязанностей. Собственно с этого и началось наше сотрудничество: это защитникам гласности было предложено на основе проводимого нами мониторинга конфликтов выявлять нуждающихся и помогать им собирать необходимые для получения гранта данные. И первые семь избитых и раненых журналистов уже получили выделенные средства. В ближайшие дни их получит и раненый в Чечне Виктор Попков.


Не могу сказать, что пресса всего этого вовсе не заметила, но реагировала лениво, как состоятельный муж на известие о покупке женой нового платья: “Чем бы дитя ни тешилось…” На пресс-конференции, где о первых шагах этой программы было заявлено, пришли человек восемь, одна камера, три газетные заметки. И вдруг…


Очередная пресс-конференция Фонда гражданских свобод была приурочена к окончанию процедуры первого массового вброса денег фонда Березовского в сообщество негосударственных, некоммерческих организаций. Из трехсот с лишним заявок эксперты, и ваш покорный слуга в том числе, отобрали сто шестьдесят две. С тем, чтобы люди, работающие в комитетах солдатских матерей, юридических приемных, общественных пресс-центрах, благотворительных, молодежных, правозащитных, помощи беженцам и психологической реабилитации вернувшихся с войн и т.д. и т.п. организациях могли бы заплатить за телефон, за аренду, купить или обновить компьютер, т.е. попросту говоря, чуть вольнее вздохнуть, чтобы делать свое дело дальше.


По-своему историческое событие, господа журналисты, первый раз российских олигарх дает деньги не на церковь, театральный спектакль или литературную премию, а на гласную поддержку гражданских инициатив. Взглянем с другой стороны: только совсем ленивый среди вас не написал еще про утекающие из страны миллионы, так если это так – вот они – впервые возвращаются на историческую родину. Ну что – соберемся-порадуемся?


Ну, не зря же я так люблю прессу: штук десять телекамер, диктофонов… кашлянуть некуда, журналистов десятков шесть, а то и больше. Прорвало? Проблемы гражданского общества – на первые полосы?! Деятельность нового фонда – под пристальный контроль прессы? Черта с два!


Выслушали нас, не скажу дурного, вежливо. Но вся эта ерунда про гражданское общество мало кого интересовала. Ждали прямого моста с Парижем, с Березовским. И как только он появился на экране про гражданское общество - забыли напрочь. Жалкие попытки ньюсмейкера напомнить, что “тема пресс-конференции совершенно иная - это поддержка институтов гражданского общества…” пресекли на корню:


Интерфакс: “Вы заявляли, что будете финансировать некую оппозиционную партию Путину… Что это может быть за партия?…


НТВ: …на какие силы вы рассчитываете здесь в создании оппозиционной партии?…


Би-би-си: “…как вы оцениваете перспективы развития российского политического режима?…


Известия: “…разделяет ли В.Гусинский ваши планы создания оппозиционной политической партии в России?…”


Эн-эйг-кей (Япония): “…как вы оцениваете внешнеполитическую стратегию Путина?…”


Монд (Франция): “…вы всегда активно интересовались чеченским вопросом…”


Стоит ли удивляться, что, получив на такие свои вопросы подробные ответы Березовского, журналисты сделали вывод, что Березовский собирается основать свою партию на костях правозащитников и интеллигенции? О чем и сообщили своим читателям и зрителям.


В начале пресс-конференции прозвучал и еще один вопрос, единственный оставшийся без ответа:


- Не знает ли кто-нибудь из присутствующих, какое событие ожидает нас 21 мая? – спросил журналистов участник пресс-конференции и эксперт Валерий Абрамкин.


Присутствующие недоуменно пожали плечами, дескать, кто кому здесь пришел вопросы задавать. Между тем речь шла о грядущем восьмидесятилетии Андрея Дмитриевича Сахарова. И к теме пресс-конференции это имело отношении больше, чем что-либо другое.


Когда-то я сравнил отношения прессы, власти и общества с комнатой смеха. Есть там такое зеркало, которое изменяет пропорции: головы становятся величиной в туловище, а тело, с крохотными ручками и ножками, - величиной с голову. Именно так в зеркале нашей прессы отражается сравнительный масштаб общества и власти.


А потому никто и не задался простой мыслью, а что если и другие олигархи откроют благотворительные фонды, вдруг бы каждый обобранный или униженный государством гражданин смог нанять серьезного адвоката, пришедший с войны очутиться в центре психологической реабилитации, а вынужденный переселенец получить за это законную, а не липовую компенсацию? И главное – делать все это, наконец-то, можно было бы на родные рубли, а не на заокеанские доллары, которыми чуть что те же СМИ попрекают правозащитников оптом и в розницу.


Но вообразить такую идиллическую пастораль никому в голову не пришло. Посему и заголовки газет на следующий день гласили “Нет такой партии” или “Как делили деньги Березовского”. Это – в наших. Как озаглавили свои сочинения французы или японцы не знаю, по причине недостаточности образования. Но по вопросам подозреваю, что не лучше.


Тем, кому в результате чтения этих заметок покажется, что автор просто наивный дурак, а пресса стоит на страже общественных интересов и предупреждает нас, что опасно доверять Березовскому, скажу, что знаком я с Березовским только по их писаниям, угадать, какое из зеркал комнаты смеха они применяли в этом случае – не берусь. Но раз уже вышла у нас любовная ссора на почве столкновения с реальностью, вынужден я закончить эту колонку не любимым моим Лецем, а старой восточной мудростью:


Ты сказал – я поверил.


Ты повторил – я насторожился.


Ты сказал в третий раз – и я понял, что ты врешь.


Я люблю прессу, но все чаще, чтобы любить ее и дальше, мне приходится заглядывать в комнату смеха и отыскивать зеркало, в котором она выглядела бы не так противно, как в жизни.


Алексей Симонов,
президент Фонда защиты гласности

Для еженедельной колонки в газете “Русская мысль” - написано 21.05.2001

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни