Статьи
6 Сентября 2001 года

Каникулы кончились…

Лично я в августе отдыхал. В качестве отчета привожу четверостишие, родившееся на берегу Кубы. Это горный Алтай, а не Карибское море, так что ударение - на втором слоге.

 


Республика Алтай, урочище Арéда,

Сосновый склон и горная река.

Как будто с лебедем – вон там - схлестнулась Леда,

И перья от него еще плывут пока.

 


Цитирую себя не только из авторского тщеславия, но и по причине неожиданного созвучия строфы с тем, что происходило тут без меня.

В августе взаимное “позиционирование” власти и гражданских организаций вошло в фазу непосредственного контакта. В своих колонках за июнь и июль я об этом довольно много писал, поэтому вкратце об исходных позициях.

К началу нынешнего года Президент и его команда закончили работы по выстраиванию политического спектра: легко внушаемая Дума, внимательно следящая за властными прогнозами своего неуправляемого поведения, Совет Федерации, где перестали кипеть региональные амбиции, а бывшие сенаторы выпускают дозволенный пар в ходе работы Госсовета, и Закон о партиях, четко регулирующий длину политического поводка для желающих заняться этим видом государственно-общественной деятельности.

Создан противовес региональной разнузданности, и вертикаль власти воткнула семь опор федеральных округов в соскучившееся по управляемости пространство России.

Наконец, положен предел судейской вольнице. Подвешенное за самую свою интимную часть – за несменяемость – судейское сообщество под угрозой пересмотра Закона о судьях, где эта несменяемость охраняет его от властных посягательств, все реже рискует делать резкие телодвижения.

Средства массовой информации, даже те, что не обрели еще государственного и окологосударственного статуса, стали более сбалансированными и ответственными в соответствии с принятой Доктриной информационной безопасности.

Гимн россияне еще не поют, видимо, не в силах освоить третью редакцию Михалкова, но уже привыкают слушать не морщась. Единство нации укрепляется принципом “каждому – свое”: одним – советский гимн, другим – монархический герб и всем – трехцветный флаг… в руки.

И наступил черед гражданского общества. Поскольку власти не было видно, есть оно или нет, решено было его строить. Помните у Пушкина: “Как царь однажды воинам своим велел снести земли по горсти в кучу и гордый холм возвысился и царь мог с вышины с весельем озирать…” Это принципы российской власти, потому что с ее, власти, точки зрения гражданское общество и потребно именно для того, чтобы служить ей опорой. Они органически не способны видеть в этом ГО партнера.

В архитекторы холма сам себя предложил Глеб Павловский, чей Фонд эффективной политики немало и успешно потрудился на строительстве политической пирамиды и того и гляди мог, в связи с окончанием строительных работ, оказаться не у дел.

Однако дело не заладилось. Проблема в том, что опыта строительства властных пирамид России не занимать, что дореволюционной, что советской, а вот насчет строительства гражданского общества… даже сокращение ГО у абсолютного большинства граждан вызывает ассоциацию с Гражданской Обороной. А во-вторых, ставить в строй политиков, тем более в России, куда как проще: не случайно, по наблюдению филологов, политический словарь России полон военной терминологии. Что же до граждан, так ведь в отличие от политиков, которые все про себя знают, любому субъекту прежде чем из него что-то строить надо сначала внушить, что он гражданин. А для этого гимна и флага мало, да и время подпирает. Поэтому пришлось от нулевого цикла отказаться и строить из подручного материала готовых блоков – из тех примерно 70 тысяч общественных и некоммерческих организаций, которые на момент принятия решения о строительстве уже были в наличии. (Кстати, о том, что их так много, кажется, кроме регистрировавшего, а в последние годы и сопротивлявшегося их регистрации Минюста, никто не знал). И тут выяснилось еще одно существенное отличие этих организаций от политических партий. Партии хотят добиться власти, чтобы осчастливить своих сограждан, а общественные организации пытаются осчастливить людей, объединить, помочь, защитить, потому что они так хотят сами и отсутствие у них потребности во власти делает их ужасно неуправляемыми. Вы только попробуйте представить себе пирамиду из семидесяти тысяч птиц. Их же для этого надо непременно обездвижить. Но для этого… тут у вдохновленных политтехнологов проснулся азарт… надо сделать их них чучела. Недавно в книжке “Основы русской охоты” я натолкнулся на такой пассаж (речь идет как раз об изготовлении чучел): “Съемка – это отделение шкурки от тушки”. Вот именно это и попытались сделать энтузиасты строительства нового из старого.

В январе попытались снять шкурку с экологов – собрали непротестные экологические организации, незапятнанные проведением экологического референдума 2000, и встретили их с Президентом. Не получилось. Оказалось, что непротестные обделены и идеями, и экспертными возможностями, и организационным потенциалом, и волей.

Тогда образовали Медиасоюз, который все свои основные приоритеты откровенно слямзил у действующего, но – опять, черт возьми, протестного Союза Журналистов России. Эта инициатива, в отличие от предыдущей, еще жива – деньги в нее вложенные, пока не все еще истрачены. Богатая оказалась инициатива, с большим количеством черной икры. Помочь пока, правда, никому не может: занята самоучрежденим и самоутверждением.

Наконец в июне Президенту представили Гражданское Общество в количестве 28 человек. Кто и как их выбирал, до сих пор неизвестно, но – учли фиаско с экологами и наряду с никому не известными лицами и организациями в состав были введены люди известные и уважаемые, но на ниве гражданской до тех пор не замеченные. Один из них и озвучил главную идею встречи: надо почаще собираться с Президентом, а для этого организоваться в “Союз Союзов”, чтоб не так вот “с бору по сосенке”, а на выборных основах с ответственностью лиц.

Позднее название претерпело трансформацию, и, миновав гражданский союз, обернулось “гражданским форумом”.

Этот форум и должен будет произойти и скорее всего произойдет в Российской Федерации в середине ноября 2001 года.

Кто и какие дивиденды с него собирается стричь и кто в конечном счете окажется Ледой, а кто Лебедем – об этом в следующей колонке.

Алексей Симонов,
президент Фонда защиты гласности

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни