Статьи
30 Сентября 2001 года

Расклад

Вступив в предыдущей своей колонке на торный путь прояснения сути сегодняшней политики уже не через Станислава Ежи Леца, а через цитаты из А.С.Пушкина, попытаюсь этого пути и придерживаться. Я закончил колонку обещанием рассказать: кто и какие дивиденды намеревается состричь с предстоящего гражданского форума.

Начнем, естественно, с власти, точнее – с администрации Президента, выступившей инициатором этого многожанрового действа.

Я бы запретил преподавать в средней школе “Бориса Годунова”. Ведь среди восьмиклассников вполне могут оказаться и будущие властители. “Живая власть для черни ненавистна. Они любить умеют только мертвых…” - это ведь только заурядность воспринимает их, как слова литературного персонажа; человек, готовящий себя к большому будущему, бывает этими словами уязвлен чуть ли не на всю оставшуюся жизнь и обречен решать этот диалектический парадокс на всех этапах жизненной лестницы, и проблема тем острей, чем ступень выше.

Раз услышав, каждый приходящий к власти ищет впоследствии свое решение этой сфинксовой загадки. Хотя, на самом деле, разгадки существует всего две: обмануть себя или обмануть “чернь”, пренебречь или задобрить. И только советская власть сумела найти новое решение: создать другой народ. И надо честно признать, что в значительной степени ей это удалось сделать.

Вот в русле этой советской традиции создания народа, который любит свою живую власть, и действуют сейчас сподвижники российского Президента. Проведение Гражданского форума – одно из активных мероприятий этой политики. Одновременно решаются несколько задач: инвентаризация структур гражданского общества, выяснение и углубление существующих между ними противоречий, позиционирование Президента в качестве общенародного лидера, что укрепит его авторитет среди политических лидеров как на Западе, так и на Востоке. Для Запада – налаживанием многоголосого диалога, а для Востока – телекартинкой: пять тысяч граждан, встающих в едином порыве навстречу властителю. Это впечатляет.

В принципе, задача для политтехнологов достаточно простая, но ставится она в стране, где всего десять лет назад многотысячная толпа, двигаясь по Новому Арбату, в едином порыве уже скандировала совсем другое, вовсе нынче непопулярное, имя. Я был в этой толпе. Я помню. И не я один.

Второе осложнение в том, что средства массовой информации так уныло и узко освещали жизнь зарождающегося гражданского общества за прошедшее десятилетие, что оно персонифицировалось всего в каких-нибудь двух десятках имен и лиц, и все эти имена и лица известностью своей обязаны тому, что постоянно и достаточно жестко оппонировали власти, и переход ее от Ельцина к Путину на их “протестность” не повлиял, скорее ее даже усилил. Но для западного зрителя будущего спектакля их присутствие на сцене или в зрительном зале – непременный признак достоверности происходящего.

Я политтехнологов не люблю. Поэтому, когда заместитель руководителя Администрации Президента г-н Сурков лично приехал в “Мемориал” уговаривать участвовать в форуме те организации, которых не звали на первую историческую встречу с Президентом, там не удивились, и, что интересно, - не обрадовались. Ничего, кроме головной боли, этот форум нам не сулит, а вреда принести может немерено.

Дело в том, что структурная самоорганизация гражданского общества уже довольно давно началась, и - нате-здрасьте – без участия верховной власти. Народная ассамблея, фонд для ее поддержки, успешные переговоры с правительством о льготном налогообложении некоммерческих организаций, “Демократическое совещание” - постоянно действующий круглый стол общественных организаций и политических партий всего вокругдемократического спектра, а главное – первые объединяющие программы: местное самоуправление, судебная реформа, - все эти уже созданные, но еще не сложившиеся в действующую цепочку наработки надо отставить в сторону и практически все силы вложить в преодоление государственного идиотизма по строительству гражданского общества в России. Казалось бы: чего проще – прислушаться к внятному и твердому “нет” Елены Георгиевны Боннер, и продолжать свое дело, иронически посматривая на строящуюся по соседству Вавилонскую башню.

Но, во-первых, под обломками этого сооружения погибнут надежды сотен наших коллег, по наивности или гордыне, по необходимости или из любопытства, из самостийности или во имя выживания или укрепления своих позиций в регионе, войдут в число строителей этой пирамиды.

Во-вторых, это чревато расколом или долгими, парализующими деятельность, разборками между сетевыми организациями и региональными участниками их сетей. Ибо сети гражданского общества отличаются самостоятельностью их ячеек.

В третьих, разрыв связей по принципу “кто не с нами – тот против нас”, он психологически столь популярен в отечестве, что с какой бы стороны он ни прозвучал – большевистским воем отзовется все пространство. А гражданское общество – это ведь почти по Чехову: “выжимать из себя по капле большевика”.

Кроме того, есть и еще два вполне шкурных резона, но и ими не стоило пренебрегать.

Поспешность действий государственных строителей не в последнюю очередь объясняется опасением: а вдруг экспертные и организационные ресурсы “этих недоумков” - то есть нас, объединятся с финансовыми возможностями, предлагаемыми Березовским. Значит, не так уж они уверены в себе, строители наши (или надо говорить “строители нас”?).

Наконец, при нынешнем устройстве прессы нам самим ни за что не создать столь лакомого информационного повода рассказать о том, что же мы сами считаем гражданским обществом и каким хотим его видеть.

И последнее. Мы имеем возможность, пусть хотя бы отчасти, сделать всю историю с форумом более внятной и прозрачной как для потенциальных участников, так и для публики. Тем более, что если не считать административного ресурса, в чем нам с ними, разумеется, и тягаться не стоит, в остальных компонентах подготовки форума, прояснения его смысла и придания ему человеческих измерений, нам, пожалуй, стоит рискнуть.

Так мы вошли в диалог с властью, помятуя замечательную мысль Гефтера, что в сегодняшних условиях возможность вести диалог полезнее для страны, чем самый его предмет или тема.

Как этот диалог протекает – ровно через неделю.


Алексей Симонов,
президент Фонда защиты гласности

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни