Статьи
11 Декабря 2002 года

ИНФОРМАЦИОННАЯ ПЛЕТЬ И КРИМИНАЛЬНЫЙ ОБУХ

Анализ миссий Фонда защиты гласности по поддержке региональных СМИ в отстаивании права на профессиональную деятельность в атмосфере административного, экономического и криминального давления.  
 

Метафора, вынесенная в заголовок, как и всякое сравнение, может хромать, но другое на ум не приходит после анализа тенденции физического уничтожения гласности в отдельно взятых регионах нашего Отечества. Тенденции настораживающей и даже пугающей, которая, будто раковая опухоль, захватывает все новые и новые участки информационного пространства. Журналистов запугивают. Шантажируют. Увечат. Убивают. А вот убийственного влияния СМИ (в прямом смысле этого слова) на что-то или на кого-то - не припомню.

В самом деле, вряд ли кто-то из аналитиков медийного пространства от Москвы до самых до окраин, может назвать случай, когда после разгромной публикации или телепередачи про какого-нибудь нехорошего человека, тот покончил с собой.

И, не дай, Бог! Пусть себе живет. Но ведь даже в отставку никто не подал в результате журналистского разоблачения. Хотя нет в России, наверное, ни одного региона, где против чиновников не возбуждались бы уголовные дела Можно найти примеры, свидетельствующие об уголовных делах против представителей власти, возбужденных после выступления СМИ, но выглядеть они будут каплей море.

Нет и статистики благотворного влияния СМИ на оздоровление нравственных устоев столоначальников, народных избранников, блюстителей порядка.

Зато, к глубочайшему сожалению, есть печальная статистика гибели журналистов при исполнении профессиональных обязанностей, нападения на сотрудников редакций вне работы, разгромов газетных офисов и телерадиокомпаний, телефонных и письменных угроз в адрес тех, кто публично задевает интересы криминала или власти в делах неправедных.

Фонд зашиты гласности и раньше оказывал "скорую помощь" журналистам, испытывающим трудности в реализации конституционных прав граждан на информацию, а попросту тем, кому мешали нормально работать. При этом природа конфликтов с участием СМИ не всегда оставалась достаточно ясной. Мониторинг нарушений прав журналистов давал довольно обширную, но не полную картину происходящего. Все чаще требовался анализ ситуации в наиболее проблемных регионах с выездом на место экспертов Фонда.

В 2002-м году исследовательская деятельность приобрела системный характер и была поддержана не только самими журналистами, но и влиятельными международными структурами. В миссиях ФЗГ участвовали эксперты организации "Репортеры без границ", региональные юристы и волонтеры Фонда.

Курган, Мари-Эл, Пенза, Рязанская область, Иркутск, Ульяновск, Смоленск, Калуга, Брянск - такова география миссий Фонда теперь уже минувшего года. Для экспертов ФЗГ стали обязательными встречи с журналистами, представителями общественных организаций, региональной власти, правоохранительными структурами. Основная задача миссий - сбор и анализ фактического материала, юридическое консультирование журналистов.

Одним из поводов для организации миссий становится ситуация, когда правоохранительные органы на местах пытаются объяснить нападения на редакции, гибель журналистов бытовыми мотивами, не связывая преступления с их профессиональным репортерским долгом. Безусловно, выезды в регионы представителей Фонда не следует расценивать в качестве некой альтернативы органам правопорядка. Это, скорее, помощь местным сыщикам, которые скованы должностными веригами и не могут публично размышлять о мотивах и характере преступления, о его исполнителях и заказчиках. У нас же, как говорится, руки развязаны. То, что в сухих правоохранительных сводках можно прочитать только между строк, наши эксперты озвучивают в полный голос. Главное, как у врачей - не навредить ни пострадавшим, ни следствию.

Есть не менее "убийственное" давление на прессу с использованием административных, экономических и политических рычагов.

Итак, "скорая"! На выезд!

ПРОТИВ ЛОМА - НЕТ ПРИЕМА

В конце сентября группа пензенских журналистов обратилась с открытым письмом к президенту Фонда защиты гласности Алексею Симонову, надеясь на авторитет и влияние Фонда.

То, что произошло в Пензе, авторы письма назвали "кровавым террором против СМИ". На протяжении сентября 2002 года отмечено четыре (выделено авт.) бандитских нападения на журналистов и работников СМИ. Вот выдержки из письма:
"11 сентября, когда президент РФ Путин делал резкие заявления по поводу терроризма, в Пензе подверглась избиению редакция газеты "Любимый город" - пострадали все, кто был в тот момент в помещении.

14 сентября - похищение и избиение журналиста Виктора Шамаева с требованием покинуть город.
19 сентября - убийство Игоря Саликова, сотрудника "МК в Пензе".
25 сентября - покушение на жизнь журналиста Александра Кислова.

Стоит отметить, что отсчет кровавых разборок начался с избиения в конце июля Юрия Сорокина, сотрудника издательства "Наш дом".

Власть в Пензе молчит на всех своих уровнях. Только в подконтрольных областной власти СМИ по-прежнему "мочат" неугодные ей газеты. Молчит федеральный инспектор, молчит Союз журналистов, молчат наши всенародно избранные депутаты".

Я не буду живописать подробности кровавой хронологии. О них достаточно сказано в материалах, напечатанных моими коллегами после миссии ФЗГ в Пензе. Хочу обратить внимание читателя на "молчание ягнят" от власти "на всех уровнях". Может быть, при других обстоятельствах и я бы ввернул симпатичное выражение про власть, которая "хороша, когда незаметна". Но, здесь-то особый случай. И молчание власти вполне можно расценивать в качестве её согласия с тем, что происходит на пензенском информационном поле. Это косвенно подтверждается результатами работы наших "миссионеров" в Пензе. "Местные СМИ стали заложниками противостояния между мэром и губернатором, - делают вывод эксперты Фонда. - Однако вовлечение в информационные войны региональных СМИ приводит не только к разрушению корпоративной солидарности журналистов, падению уровня профессионализма и доверия читателей, но все чаще, к сожалению, к физическому устранению неугодных".

В результате выезда экспертов Фонда в Пензу возобновлены три уголовных дела, а руководители ведущих СМИ региона прекратили между собой газетную войну.

УПАЛ С ВЕЛОСИПЕДА И ПОГИБ

По сравнению с пензенской "бойней" гибель редактора касимовской районной газеты "Мещерская новь" Рязанской области Леонида Кузнецова выглядит трагической случайностью. Но и у этой "случайности" имеется некая закономерность. Покойный редактор явно не вписывался в идиллическую картину благостных взаимоотношений СМИ и власти. Районки, как правило, все находятся на содержании у местной власти и, естественно, кроме осанны этой самой власти, редко что не поют. Кузнецов, по свидетельству его коллег и читателей, явно выбивался из общего ряда. Публикации "Мещерской нови", а ранее и "Мещерских вестей" "часто задевали интересы крупных руководителей и бизнесменов Касимовского района. А глава районной администрации Вячеслав Лукашин был одним из постоянных персонажей разоблачительных материалов и фельетонов обеих Мещерок" - установили миссионеры Фонда защиты гласности. Неугомонному редактору присылали письма с просьбами одуматься, угрожали по телефону, подавали на него в суд. А он все писал …

По версии следствия, Леонид Кузнецов "разбился, не справившись с управлением велосипеда". Однако официальная версия не устроила людей, близко знавших Кузнецова, и касимовские журналисты попросили помощи . На место выехали эксперты фонда - координатор информационных программ Руслан Горевой и юрист Владислав Быков, которые сделали то, "чего не смогли сделать касимовские милиционеры и следователи прокуратуры".

Они нашли свидетеля гибели редактора "Мещерских вестей". Межрайонный прокурор Евгений Попов заявил сотрудникам Фонда: "Кузнецов весил около 80 килограммов. Кроме того, на велосипедном руле и на багажнике у него был закреплен тираж его книги - килограммов 70 веса. Неудачно зашел в поворот, упал с велосипеда, ударился головой о камень, там, на дороге много камней…"

Эксперты Фонда усомнились в прокурорской версии, изучив характер повреждения велосипеда, превратившегося в бесформенное месиво. Камеру от колеса нашли (не следователи), а родственники в двадцати метрах от места "предположительного падения" Кузнецова. Да и раны на голове и теле погибшего совсем не походили на ушибы, получаемые при падении с велосипеда. Камня, который по версии следствия, стал причиной гибели редактора, эксперты Фонда не обнаружили.

И еще. Кузнецов проезжал милицейский пост, установленный на выезде из города и о чем-то дважды говорил с милиционерами. Постовые утверждают, что он спрашивал дорогу… "Зачем это нужно прекрасно знающему дорогу человеку, тем более что дорога-то - всего одна!" - удивились эксперты и выдвинули свою версию - может он слежку за собой заметил, сообщив об этом постовым.

Экспертам Фонда повезло, в отличие от следователей. Они нашли то, что искали - свидетеля трагедии на дороге. Точнее, свидетельницу. В доме, окна которого выходят на дорогу. По словам свидетельницы, выглянуть в окно ее заставил сильный звук удара, характерный для дорожно-транспортных происшествий. Она заметила, как от лежащего велосипедиста отъехала "темная легковая машина с закругленным задом таким, как у новой вазовской "десятки". Женщина вернулась в квартиру, чтобы вызвать милицию, однако из окна увидела, что к месту происшествия уже прибыли милиционеры. Она ждала, что к жителям дома обратятся сотрудники органов дознания, но, как выяснилось, совершенно напрасно. Вместо следователей к ней пришли эксперты Фонда защиты гласности…

Сейчас дело о гибели редактора "Мещерской нови" передано в местное УВД на дополнительную проверку. Говорят, и прокурор района освобожден от занимаемой должности.

СМОЛЕНСКИЕ "ГЛУХАРИ"

Информационная плеть, увы, не может противостоять криминальному обуху. У журналистов на вооружении диктофоны, телекамеры, блокноты. А у тех, кому правда жизни поперек горла, - "черемуха", железная арматура, огнестрельное оружие, коррумпированные чиновники и милиция, зависимые суды. В эти жернова, перемалывающие человеческие жизни, попадают не только журналисты, но и те, кого судьба каким-то образом связывала с медийным пространством. Среди жертв информационных войн учредители СМИ, правозащитники, депутаты. И, как водится, такие дела становятся "глухарями", а география обитания этих "птиц" захватывает все большие пространства нашей необъятной Родины.
Покрыто тайной убийство главного редактора радиостанции "Весна" Сергея Новикова и его тезки Сергея Калиновского (региональный "МК") в Смоленске.

Как удалось выявить на месте экспертам Фонда дело Сергея Новикова приостановлено, несмотря на широкий круг подозреваемых. По версии следствия в убийстве Новикова участвовала группа преступников, двое из которых сидели в машине, а остальные расстреливали Сергея.

Если расстрел первого связывают не только с журналистикой, но и с коммерцией, то убийство редактора "Московского комсомольца в Смоленске" - с профессиональной деятельностью. Наша смоленская командировка в последних числах декабря подтвердила приоритет такой версии. Во всяком случае, этой версии придерживался в беседе с региональным юристом Фонда защиты гласности Евгением Панченко старший следователь по особо важным делам областной прокуратуры Александр Кузнецов. Хотя коллеги Сергея Калиновского не исключают и мотивов личной жизни редактора "МК", не совсем обычной и даже эпатажной для провинциального города.

Знакомство с публикациями погибшего, шумом в СМИ вокруг этого дела, мнениями журналистов Смоленска и материалами следствия дают основания для вывода: Калиновского убили, потому что он "очень сильно достал" тех, о ком писал, о ком вещал с экрана частной телекомпании, не стесняясь в выборе средств. Однако даже год спустя, следствие даже близко не подошло ни к заказчикам, ни к исполнителям убийства. Установлено только то, что в роковую для него декабрьскую пятницу, он ушел к универсаму "Океан", предварительно условившись о встрече с неизвестным по сотовому телефону.

После исчезновения главного редактора "МК" в Смоленске его коллеги инициировали возбуждение уголовного дела по факту похищения. Труп Сергея Калиновского 31 марта обнаружил случайный прохожий. Вместе с пейджером, двумя сотовыми телефонами, по которым Калиновский вел последние переговоры, исчезла и папка с документами. Золотые вещи остались не тронутыми.

Экспертиза установила, что Сергей Калиновский был задушен. В материалах дела содержатся сведения о том, что в день исчезновения 12 декабря 2000 года редактор "МК в Смоленске" намеревался организовать пресс конференцию с участием людей, которые должны были сделать для журналистов сенсационные заявления…

Было бы наивно надеяться на оживление следствия в Смоленске после визита в этот город представителей Фонда защиты гласности. Однако совсем "похоронить" убийства двух журналистов здесь теперь не отважатся.


КАЛУЖСКИЙ МЕТОД

15 октября 2002 года отделом по борьбе с незаконным оборотом наркотиков ОВД Ленинского района г. Калуги был задержан и по сей день находится в СИЗО молодой калужский журналист, студент Глеб Гурлин. Ему предъяено обвинение по статье 228, ч.3 УК РФ - сбыт наркотиков неоднократно и группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере. Гурлину грозит лишение свободы на срок от 5 до 10 лет.

Калужских милиционеров можно было бы поздравить с победой в деле борьбы с незаконным распространением наркотиков. Однако после выезда экспертов ФЗГ в регион, встреч с представителями общественности, журналистами, депутатами возникло несколько вопросов, на которые может ответить только непредвзятое, объективное следствие.
Делов том, что Глеб Гурлин и его друг Константин Шутый вели собственное журналистское расследование на тему: легко ли в Калуге сбыть наркотики?

В статье "Канабис на бис", опубликованной в газете "Калужский перекресток" 17 октября 2002 года под псевдонимами Максим Вязьма и Лев Порезов парни подробно описали свои похождения возле одного из молодежных клубов, где и реализовали под видом марихуаны смесь мелиссы с табаком из "Беломорканала". Они поведали читателям, что через несколько дней их вновь встретили прежние покупатели и попросили продать им еще одну порцию "зелья". Заподозрив в них работников милиции исследователи предположили, что их акция "пересеклась с деятельностью соответствующих органов". Решив проверить свою гипотезу, Гурлин и Шутый встретились с покупателями на том же месте, осуществив продажу смеси. По версии следствия в этот раз была продана вовсе не безобидная трава с табаком, а самая настоящая марихуана в количестве 3 граммов.

Такая вот история приключилась в Калуге.

Депутат городской думы Сергей Фадеев, некоторые журналисты и правозащитники склонны думать, что милиционеры решили таким образом продемонстрировать успехи в борьбе с наркоманией, а заодно и проучить несанкционированных "расследователей". Дабы другим неповадно было путаться в ногах у профессионалов.

Кроме того, есть сомнение насчет чистоты операции. С момента покупки смеси и ее экспертизы в стационарной лаборатории прошло около часа, за которые можно было подменить купленное чем угодно и в любых количествах.
С момента двух контрольных закупок смеси до возбуждения уголовного дела прошел месяц.

Свой эксперимент молодые журналисты проводили почти на виду у прохожих, нисколько не таясь, и даже догадываясь, что продажу будут снимать скрытой камерой.

А главное: зачем им было публиковать статью о том, как они сбывали наркотики? Для прикрытия незаконной торговли?
В истории этой пока нет финала. Глеб Гурлин содержится под стражей и меру пресечения ему не изменили, несмотря на то, что ранее не судим, следствию не мешал и пришел в здание РОВД не по повестке, а по телефонной просьбе.

Константин Шутый отпущен под подписку о невыезде.

В беседе с нами один из журналистов ведущей областной газеты предположил, что может быть дело о сбыте мелиссы с табаком не дойдет до суда. Глеба Гурлина подержат в СИЗО для профилактики и отпустят. Другой наш собеседник уверен в обратном - парней обязательно осудят. Они попали в историю, из которой им так просто не выпутаться…



ПОПИРАЯ ТРАДИЦИИ

Поездка в Ульяновск позволила сделать выводы, что местное журналистское сообщество хворает недугами, характерными для Брянска, Смоленска, Калуги, и многих других регионов страны. Областной союз журналистов не работает. Медиасоюз - не заметен. И профессиональными проблемами журналистского цеха никто не занимается. Кроме власти и криминала. Власть, как всегда старается купить СМИ и втянуть в политические междусобойчики. Бандиты стараются влиять на журналистов по - своему.

Несколько месяцев назад здесь расстреляли на глазах у жены и дочери учредителя ТРК "Европроект" Николая Размолодина. Белым днем…Коллеги Николая уже несколько раз публично обращались к правоохранительным органам с просьбой дать информацию о ходе следствия, но ответа не получили.

Причина нашего выезда в Ульяновск - перманентная "война" генерала Шаманова против оппозиционных СМИ. Война пока, слава Богу, бескровная, которая кроме морального удовлетворения приносит губернатору еще и некую материальную поддержку. Совокупный "доход" Владимира Анатольевича от выигранных дел у СМИ и отдельных журналистов составляет приблизительно 200 тысяч рублей. Я могу ошибиться, но даже по самым грубым подсчетам судебных баталий такого свойства было не менее двух десятков. И, попрошу заметить, без участия пострадавшего. Но с участием юристов, служащих в администрации области.

Возможно, в этом нет нарушения права. Возможно, губернатору некогда искать адвоката вне стен администрации и он платит своему служащему гонорар из средств, выигранных у журналистов. Но мне кажется, что по существу генерал опосредованно берет деньги на защиту своих моральных страданий из бюджета, не задумываясь об этической стороне дела. К сожалению, такая практика имеет широкое распространение. Особенно в регионах. И от этого пока никуда не деться. Меня и моих коллег по Фонду настораживает другое - судятся с журналистами, как правило, люди обличенные властью. В 90 случаях из 100 от ущемления чести и достоинства, а также деловой репутации страдают, как правило, люди не из числа простых смертных.

Конечно, отстаивание нарушенных прав в суде - признак цивилизованного государства, тяготеющего к правовому. Такое решение споров выглядит, безусловно, демократичнее молотка или автомата Калашникова, потому что журналистов, допускающих публичное хамство по отношению к своему персонажу, следует учить профессиональной и юридической грамотности.

Правда, учеба имеет смысл, когда журналист хочет учиться, хочет быть профессионалом. Если же СМИ или журналист, работают по заказу, на "черный пиар", то совсем необязательно образовываться на факультетах, в специальных семинарах, читать корпоративные журналы и умные книжки, издаваемые Фондом защиты гласности. Можно за деньги сделать из репортеров шантажистов и провокаторов, скандалистов и, даже, информационных убийц. Примеров тому - несть числа. Особенно расцветает "джинса" и чернуха в период избирательных кампаний, когда этические и юридические отношения в обществе меняются на денежные. А затем, после информационных баталий в судах разных инстанций годами тянутся дела с участием победителей и побежденных. Прискорбно то, что редкое издание остается в стороне от "пиара во время чумы". Даже респектабельные, крепко стоящие на ногах СМИ "желтеют", соблазняясь крупными политическими заказами. В ходе предвыборных кампаний, как грибы после дождя вырастают газеты и журналы, радиостанции и телекомпании. Не все из них выживают без финансовой поддержки заказчиков, но некоторые и после выборов укореняются на информационном поле, часто меняя редакционную политику и хозяев.

ПОМОГИ СЕБЕ САМ

Каким же образом можно спасти профессиональную журналистскую честь и достоинство? Что может остановить деградацию отечественных СМИ, скатывающихся в пропасть дилетантизма и самоудовлетворения?

Вероятно желание самих журналистов к самоограничению, этической само регуляции отношений внутри корпорации, взаимодействия с властью и обществом на правовых основах. Встречным шагом власти может стать информационная открытость, стремление к диалогу вместо традиционных монологов. Но для этого и власти следует учиться внятно излагать свои намерения. В качестве посредников между СМИ и властью могут стать некоммерческие организации, собирающие вокруг себя думающих, неравнодушных людей, составляющих наиболее активную и, менее политически ангажированную часть граждан. Такие примеры есть. В ряде регионов приняты специальные, регулирующие взаимоотношения власти и общественных организаций. Как правило, в таких нормативных актах формулируется вполне адекватная информационная политика.

Возможно, когда-нибудь, для журналистов разной политической окраски станет нормой гонять чаи за одним столом, думая сообща о нуждах державы, вместо того, чтобы расплевываться на страницах газет или в телеэфире. Нечто подобное произошло в Пензе, где печатные СМИ договорились о "перемирии". Собравшиеся пришли к мнению, что "раскол в среде журналистов региона, приводивший к публичным нападкам друг на друга, привнесен извне и не служит интересам СМИ как бизнеса и профессии".

Однако, зная положение СМИ в некоторых регионах России, мне пока трудно представить сидящих рядышком и мирно пьющих чай, например, главных редакторов "Брянского рабочего" и "Брянского времени", калужских "Вести" и "Приокской газеты", "Орловской правды" и "Орловского меридиана", "Симбирских известий" и "Ульяновской правды"…
Ее Величество нетерпимость царствует в отношениях между СМИ. Амплитуда толерантности зависит от общественных настроений, которые умело режиссирует власть. Поэтому забавно читать в "Орловской правде" панегирики в адрес Егора Строева и его мудрой региональной стратегии на фоне задолженности по зарплате бюджетникам. Не менее забавно выглядит "губернаторская программа газификации Брянской области", раздуваемая прессой Юрия Лодкина или ульяновские газетные ралли на призы губернатора Шаманова.

Все это похоже на троллейбус в Брянске, который толкали пассажиры стылым декабрьским утром у железнодорожного вокзала. "Администрация области - городу Брянску" - вещала надпись на кузове транспортного средства, ставшего средством массовой дезинформации. И, скорее всего, никто из пассажиров не задумался, а на какие "шиши" чиновники администрации купили троллейбус? Написанному - верить! И на заборе, и на троллейбусе, и в какой-нибудь "правде".
Положение в регионах везде разное и, в то же время, очень похожее тем, что каждый из субъектов общественных отношений: власть, СМИ и население сегодня живут своими интересами. Пока в центре этого треугольника не появятся дела, связывающие участников, не обнаружатся общие интересы и правовые механизмы их реализации, попытки высечь социальные пороки только с помощью гласности будут обречены.

Петр ПОЛОНИЦКИЙ,
информационно-аналитический отдел
Фонда защиты гласности

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни