Статьи
12 Декабря 2001 года

Конкурс ласточек

На прошедшей неделе два дня подряд я был счастлив – это безусловный личный рекорд за первый год двадцать первого века. Счастлив я был оттого, что оказался не прав, или даже мягче: оттого, что у меня появились основания сомневаться в своей правоте.

Помните “Три мушкетера”? Я из этой любимой книжки еще в детстве извлек урок, который назвал “принципом д’Артаньяна”: если четверо нападают на одного, значит не правы четверо. В уже в более зрелом возрасте этот принцип успешно удерживал от излишнего рвения на комсомольских собраниях и от подписания обличительных писем. Время расширило сферу применения принципа, а работа в Фонде защиты гласности научила и такой его трактовке: если один нападает на четверых, он не всегда прав, но заслуживает уважения.

Способность отдельного человека стоять на своем вопреки господствующим мнениям и взглядам, всеобщности идеологических постулатов, поголовной верности всепобеждающим учениям, такая способность – основа сильных характеров, исток нестандартности личности, а главное – зерно гражданского самосознания, о нехватке которого в родном отечестве я уже не раз писал в своих колонках.

И вот в течение двух дней я общался с двумя десятками людей, обладающих этой милой моему сердцу способностью, и люди эти были журналисты, да еще живущие в российской провинции от Вятки до Петропавловска-Камчатского и от Калининграда до Кабардино-Балкарии. Мы с вами и городов таких, небось, не слышали: Качканар, Шексна, Прохладный. Поначалу эти д’Артаньяны от журналистики обоего пола с трудом преодолевали ледяную броню одиночества, отогревались в кругу себе подобных, смягчаясь и добрея по мере того, как их хвалили за то, за что они привыкли получать синяки и судебные иски, видеть угрюмое недовольство коллег и кислые физиономии редакторов.

Конкурс, победителями которого они были признаны столичным жюри, требует, чтобы человек жил и действовал вопреки установившимся редакционным, административным, общественным и властным “табу”; призывает выносить сор из избы вопреки российской традиции тихо заметать его под всепокрывающий ковер, добывать информацию вопреки нежеланию любой власти ею делиться, вопреки заразе чинопочитания – морового поветрия, охватившего российские суды, и вопреки эпидемии телефонного права, заново стреноживающего правоохранительные органы. И, наконец, делать все это вопреки собственным страхам и опасениям за судьбу близких.

“Вопреки”. Конкурс с таким названием проводится уже четвертый год и – вопреки всем моим прогнозам о грядущей гибели независимой журналистики – становится все более популярным. Подведение итогов и состоялось на этой неделе. Учредителям, а это партия “Яблоко”, “Новая газета” и Фонд защиты гласности было чему порадоваться: материалов пришло в два раза больше, чем в прошлом году. Конкурс этот – для газетчиков, а отличие его от всех остальных, во-первых, в том, что участвуют в нем только журналисты из российской провинции, а во-вторых – на конкурс принимают не только опубликованные, но и те материалы, которые отказались или не решились печатать издания на местах. Призы, надо прямо сказать, чисто символические: чайники, диктофоны и прочая. Главным призом – и это подтвердилось в четвертый раз – становится приезд победителей в Москву на два дня – те самые, в которые я себя и почувствовал счастливым.

Конкурс назван именем Ларисы Юдиной – редактора газеты “Советская Калмыкия” - зверски убитой в Элисте в канун первого “Вопреки”. Присланная ею статья еще лежала в папках жюри, а Ларисы Алексеевны уже не было, как практически не было уже и ее газеты, удушенной калмыцким ханом и его чайханщиками. Убийц нашли, но связь их с высокопоставленными заказчиками доказана не была при всей и для всех ее очевидности.

Потом мы выпускали ее газету. Там, в Калмыкии. Сменными бригадами из разных редакций два года подряд. Кстати, в этом конкурсе среди победителей оказалось несколько человек принимавших участие в этой акции солидарности. Попал в победители и мой приятель из села Галчинское Свердловской области, тот самый Василий Мельниченко, чьи здравые суждения о будущем гражданском форуме я цитировал в одной из предыдущих колонок. Газета Василия называется “Территория народной власти” - приз надо давать за одно название, а он еще и пишет. И здорово.

Говорят, одна ласточка весны не делает, и так оно и есть. Но если принять во внимание, что пока на конкурсе действует правило: не присуждать дипломы одному человеку дважды, выходит примерно по двадцать – двадцать пять таких ласточек в год, - за четыре года уже под сотню. Весны, может, и не получается, но чувство безнадежности отпускает.

Вручать премии пришел по традиции Григорий Явлинский. Впервые я услышал от него такую классификацию журналистов: репортеры - те снабжают газету ежедневной информацией, писатели – кто использует газетные страницы для популяризации собственного “я” и разнообразных его оттенков, и, наконец, просто журналисты, изучающие общественное мнение, формирующие и выражающие его. Можно бы и поспорить, но не хочется. У победителей, как только официальная раздача слонов закончилась, сработал железный журналистский рефлекс: каждый потребовал от известного политика ответа на эксклюзивный вопрос своего издания.

“Новая газета” уже напечатала два конкурсных материала, не пошедшие в номер в провинции, и один - полностью перепечатав его из регионального выпуска “Новая газета” в Нижнем Новгороде”. Так что в перспективе у газеты, кажется, соберется неплохая корреспондентская сеть. Кстати, в Сочи их собственным корреспондентом уже третий год работает победитель первого “Вопреки”.

Фонд наш пообещал победителям в следующий раз вместе с призами выдать победителям подробный юридический анализ их текстов со всеми опасными местами, неточностями и перехлестами. Родилась мысль сделать конкурс “Вопреки” международным, ну, хотя бы в пределах СНГ. Словом, два дня нам хотелось строить планы и улыбаться, глядя в будущее. А потом мы все вернулись, а еще точнее – очнулись. Смотрим, а жизнь что-то не сильно изменилась, несмотря на наши общие усилия. Когда-то мой отец сказал: “Каждый человек обязан продолбить стену на ту глубину, на которую способен его лоб”. Все правильно. Только стен пока что-то многовато.

АЛЕКСЕЙ СИМОНОВ

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни