Статьи
31 Мая 2001 года

МЕНАР И ЕГО КОМАНДА

“Репортеры” отправили в отставку украинских силовиков и теперь едут в Россию

15 мая Москву с рабочим визитом посетят руководители международной правозащитной организации “Репортеры без границ” Робер Менар и Александр Леви. Поводом для визита послужило резкое ухудшение ситуации со свободой слова в России. Неделю назад “Репортеры” обнародовали свой ежегодный “черный список” руководителей государств и крупных политических деятелей - врагов прессы. В перечне из тридцати позиций Владимир Путин занимает “почетное” пятое место, чуть ниже расположились его коллеги из Украины и Белоруссии – Леонид Кучма и Александр Лукашенко.


Миссии “Репортеров” в страны, где независимая журналистика подвергается притеснениям со стороны властей, а свобода слова находится под постоянной угрозой, нередко бывают весьма успешными. Например, несколько поездок генерального секретаря “Репортеров без границ” Робера Менара и его команды на Украину в начале этого года принесли ощутимый результат: были сняты с должностей самые одиозные чиновники - “борцы со свободной прессой”: министр внутренних дел Юрий Кравченко и председатель службы безопасности Украины Леонид Деркач. Конечно, сделано это было не мановением волшебной палочки Менара – в действие были приведены серьезные механизмы политико-экономического давления и на Украине, и за рубежом. Но инициаторами отставки силовиков были именно Робер Менар и его команда. Вообще, “украинская эпопея” “Репортеров” достойна подробного рассказа.


Статистика нарушений прав СМИ на Украине в последние годы разрасталась, как снежный ком. С начала 1998 года насильственной смертью погибли 27 журналистов. Практически все они занимались журналистскими расследованиями деятельности коррумпированных чиновников, либо возглавляли независимые СМИ, находящиеся в оппозиции действующей власти. 1998 год запомнился серией автомобильных катастроф, идентичных той, в которой годом позже погибнет лидер “Руха” Вячеслав Чорновил – один из основных конкурентов Леонида Кучмы на президентских выборах. Две автокатастрофы произошли в марте, в них погибли главный редактор донецкого “Знамени победы” Василий Загирный и корреспондент киевских “Сильских вистей” Иван Репик, месяц спустя в аварии гибнет заместитель главного редактора еще одной донецкой газеты – “Акцент” - Сергей Стрелецкий. Обстоятельства всех катастроф одинаковы: в самую неподходящую минуту на дороге возникает грузовик, водитель которого впоследствии бесследно исчезает.


В 1999 году, накануне президентских выборов, на Украине произошло несколько вооруженных нападений на руководителей независимых телекомпаний. В январе погиб генеральный директор крупнейшей украинской независимой ТРК - харьковской “Приват-ТВ” - Александр Голубчик, а в мае – генеральный директор одесской телекомпании “АНТ” Игорь Бондарь. Были и другие “резонансные” убийства: смерть старшего редактора киевского телеканала СТС Мирославы Алехиной (Марьяны Черной), якобы покончившей жизнь самоубийством накануне выхода своей программы “Право выбирать”, в которой она намеревалась поведать о “давлении на нее людей из разных политических команд” - именно так она написала в своем предсмертном письме (почерк этого самоубийства, к слову, напоминал “самоубийство” Петра Шевченко, также загримированное под “повешение на бытовой почве”); гибель главного редактора “Вечерней Одессы” Борис Деревянко.


Однако ни одно из преступлений против сотрудников СМИ не вызвало такого общественно-политического резонанса, как исчезновение и гибель руководителя информационно-аналитического интернет-проекта “Украинская правда” Георгия Гонгадзе. Поздним вечером 16 сентября Георгий вышел из квартиры своей сотрудницы Алены Притулы, - коллеги засиделись, обсуждая то, о чем на работе поговорить было нельзя: все их редакционные разговоры прослушивали, и они об этом знали, - и направился домой. С тех пор его никто не видел.


Тревогу забили на следующий день. Коллеги пропавшего журналиста были осведомлены о том, что их шефу неоднократно угрожали расправой, и о том, что в мае-июне за Гонгадзе была установлена слежка. Когда “Украинская правда” сообщила, что неопознанные машины, денно и нощно дежурившие возле редакционного офиса, имеют прямое отношение к отделу наружного наблюдения Службы безопасности Украины, слежку немедленно сняли. Но Георгий утверждал, что впоследствии ее возобновляли еще несколько раз.


По факту исчезновения Гонгадзе прокуратура г.Киева возбудила уголовное дело по ст.94 УК Украины (“умышленное убийство”). Буквально на следующий день следователи горпрокуратуры поняли, что погорячились: Генеральный прокурор Михаил Потебенько лично позвонил прокурору города и устроил ему выволочку за самоуправство. Мол, никто Гонгадзе не убивал, погуляет – вернется. И распорядился немедленно закрыть дело. Но было уже поздно. Начальник киевского ГУ МВД Юрий Смирнов собрал пресс-конференцию и сообщил, что еще в июне милиция располагала информацией о том, что журналисту по телефону неоднократно угрожали физической расправой. Смирнов намекнул, что он уже был готов оказать Гонгадзе соответствующую помощь, однако ему это отсоветовали “вышестоящие коллеги”. Мол, Гонгадзе – “личность малоизвестная, к тому же склонная к экзальтации, несколько раз он примыкал к различным радикальным партиям…” Тогда Смирнов не рискнул озвучить фамилию звонившего ему “советчика” - министра внутренних дел Украины Юрий Кравченко. Об этом станет известно позже.

Коллега Гонгадзе по “Украинской правде” Олег Ельцов заявил, что накануне исчезновения Георгия им звонили неизвестные и отговаривали “мешать очень влиятельным людям”. Но журналисты не особенно верили в то, что угрозы будут исполнены, до тех пор, пока им тот же самый голос не сообщил о готовящемся наказании Николая Северина, редактора луганской газеты “Ракурс”. Когда угроза в отношении редактора “Ракурса” была исполнена (его избили четверо не установленных и доселе преступников), Ельцову позвонили и оповестили, что он и Гонгадзе – “следующие в списке”. Звонивший представился офицером службы безопасности.


Основной интерес у журналиста Гонгадзе вызывала неафишируемая экономическая деятельность, в которой так или иначе участвовал Леонид Кучма, но буквально накануне гибели его заинтересовали еще два приближенных к Кучме человека. Вначале в поле зрения журналиста попала вице-премьер украинского правительства, “газовая королева” Юлия Тимошенко, а чуть позже - лидер парламентской группы “Возрождение регионов” Александр Волков. О Волкове говорили, как о наперснике Президента Кучмы, наиболее близком к Леониду Даниловичу бизнесмене, пользующемся неограниченным доверием и покровительством. Интересно, что и сам Волков еще в начале октября склонялся к политико-криминальной версии исчезновения журналиста: “Я всё-таки считаю, что это связано с его (Гонгадзе) профессиональной деятельностью. То, что происходит, - страшные вещи. Люди, которые задумали эту интригу, думают остаться безнаказанными”, - это октябрьское заявление Волкова растиражировала вся украинская пресса. Что касается расследований Гонгадзе в отношении самого Волкова, депутат реагировал спокойно: “Ну так что? Он меня не критиковал, он просто перекачивал мусор, который был собран до этого, и печатался обо мне уже 5 лет”. Юлия Тимошенко категорически отказалась комментировать исчезновение Георгия Гонгадзе. Интересно, что с изменением политической обстановки та же редакция сегодня придерживается иной точки зрения: забыв про журналистское расследование, которое Георгий разрабатывал в отношении вице-премьера, о ней и о Гонгадзе говорят, как о “жертвах режима”, боровшихся с властью бок о бок.


Вскоре был найден труп: в лесу под Таращей случайно обнаружили некое обезглавленное тело, которое предъявили на опознание родственникам Гонгадзе. Георгия узнали по нательным украшениям и пулевой ране на руке. А еще некоторое время спустя лидер фракции социалистов в Верховной Раде Украины Александр Мороз сделал официальное заявление о том, что журналист Георгий Гонгадзе мертв и что ему известен заказчик преступления – Президент Украины Леонид Кучма. Некий майор Службы безопасности Украины по фамилии Мельниченко тайком сделал записи телефонных разговоров “гаранта”, которые свидетельствовали о причастности к гибели Георгия высших руководителей республики: Президента, начальника СБУ и министра внутренних дел. Александр Мороз обнародовал эти записи на парламентской сессии Верховной Рады, затем их опубликовали СМИ и грянул скандал. Независимая экспертиза, проведенная голландскими специалистами, доказала подлинность записей, более того, некоторые фигуранты аудиосвидетельств (в частности депутаты Верховной Рады Тарас Чорновил и Михаил Бродский) опознали свои голоса на представленных Морозом пленках. Генеральный прокурор Потебенько вынужден был санкционировать допрос Президента Кучмы. Свидетельства причастности высших руководителей страны к убийству журналиста всколыхнули гражданское общество: люди вышли на улицы, требуя отставки президента, палаточные городки участников акции “Украина без Кучмы” появились во всех крупных городах республики.


Расследование, которым руководил непосредственно министр внутренних дел генерал Кравченко, двигалось медленно. В канун нового года лидер “Репортеров” Робер Менар сделал резкое заявление в связи с “искусственно затянутыми сроками следственных действий”, а 10 января он и несколько его коллег отправились на Украину. Миссия “Репортеров” ставила целью изучить состояние свободы слова в республике и представить свои исследования Парламентской ассамблее Совета Европы и ряду комиссий, изучающих выполнение Украиной обязательств по соблюдению прав человека. По окончании визита Менар встретился с Леонидом Кучмой и обратил его внимание на то, что министры Кравченко и Деркач намерено затягивают следствие. Менар призвал Президента Украины уволить этих чиновников, саботирующих, по его мнению, расследование гибели Георгия Гонгадзе.


Но не успел самолет с “Репортерами” оторваться от взлетной полосы Борисполя, как Леонид Кучма выступил в прямом эфире УТ-1 и поведал телезрителям о том, что Робер Менар якобы оценил работу его силовых министров в “деле Гонгадзе”, как “высокопрофессиональную”, ни словом не обмолвившись о требуемой правозащитником отставке генералов. О телевизионном заявлении Кучмы Менар узнал только на следующий день, и вначале ему даже показалось, что украинский лидер неправильно его понял. Менар сделал повторное заявление о “недобросовестном проведении расследования министрами Кравченко и Деркачом, которые, безусловно, должны подать в отставку”.


Тем временем вопрос нарушений свободы слова в Украине был рассмотрен на внеочередной сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы. Делегат ПАСЕ Ханне Северинсен заявила, что на Украине сложилась ситуация, “угрожающая свободе слова и демократии”. 5 февраля Европейский Союз выступил с официальным заявлением об условиях работы СМИ на Украине, в котором, в частности, говорилось: “Европейский Союз выражает обеспокоенность тем, что условия для работы СМИ на Украине продолжают оставаться тяжелыми, и желает напомнить властям Украины о необходимости гарантировать журналистам возможность работать в безопасных, защищенных и свободных от угроз условиях. Невзирая на заявления Генерального прокурора в Верховной Раде 10 января по отношению к “делу Гонгадзе”, Европейский Союз не уверен, что это дело было расследовано с надлежащими вниманием и беспристрастностью”. Еще жестче отреагировали в США, где доклад Менара был изучен со всей тщательностью. “США предостерегают Украину, что дальнейшая помощь Вашингтона Киеву будут зависеть от отношения украинских официальных властей к политической оппозиции и средствам массовой информации”, - это заявление сделал госсекретарь США Колин Пауэлл. Представитель Госдепартамента США Ричард Баучер высказался еще жестче: “судьба программ финансовой помощи США Украине зависит от развития демократических процессов, в том числе и от отношения властей к средствам массовой информации. За последние десять лет Украина получила американской помощи на десять миллиардов долларов - больше средств Вашингтон выделил только Израилю и Египту”.


28 февраля, накануне второго, и на сегодняшний день последнего визита на Украину, “Репортеры без границ” направили письмо Леониду Кучме, в котором, в частности, говорилось: “Мы призываем к беспристрастному расследованию и смещению со своего поста генерального прокурора и других чиновников, отвечавших за расследование. Мы также осуждаем действия украинских властей, связанные с серьезными угрозами и запугиванием журналистов”.


Активность “Репортеров” и серьезный международный резонанс, который вызвали украинские миссии Робера Менара, возымели действие: Леонид Кучма освободил от занимаемых должностей министра внутренних дел Юрия Кравченко и главу службы безопасности Леонида Деркача. Не последнюю роль в этом непростом для Кучмы решении сыграли настойчивость и принципиальность “Репортеров”. На Украине заявили о себе правозащитники от СМИ, разворачивается широкая сеть мониторинга нарушений прав прессы, журналисты почувствовали себя свободнее даже в нынешней сложной политической ситуации. “Репортеры” считают, что чиновников, тормозивших расследование гибели Гонгадзе, отправили в отставку еще и потому, что “украинский президент оказался способным услышать и воспринять мнение правозащитников и нелицеприятную, но конструктивную критику”.


Окажется ли российский президент столь же восприимчивым – об этом мы скоро узнаем.


Руслан Горевой,
координатор информационных проектов
Фонда защиты гласности.

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни