Статьи
20 Ноября 2000 года

Где лучше? Где нас нет!

Прошу прощения у читателя, что на этот раз тема для колонки избрана не отечественная, а международная. Только что вернулся из Бразилии со II-го Конгресса Всемирного Движения за Демократию “Решаем проблемы XXI века”. Но температура гласности ведь прямо зависит от состояния демократии, а в Бразилии начинается лето…


Главный организатор Конгресса и Движения – Национальный фонд за демократию (NED) со штаб-квартирой в Вашингтоне. Он же главный спонсор. Участников более четырехсот, главным образом, разумеется, из тех стран, где к демократии пока необходимо двигаться: Латинская Америка, Азия, Африка, постсоветское пространство, бывший соцлагерь. Именно в эти дни демократия в США проходила испытания Флоридой, поэтому обилие американских специалистов по демократии придало всему происходящему несколько иронический оттенок, вызывая ощущения, что демократизацией мира занимаются не обязательно те, у кого с демократией лучше, но непременно те, у кого не это денег больше.


На заседании секции “Стратегия популяризации демократии в полуавторитарных странах” выступал и я. Ведущий был из Грузии, докладчик – из Польши, содокладчик – из Зимбабве. В интересах гласности рискну познакомить вас с несколькими тезисами своего выступления.


- XIX век был веком личной морали, личных поступков. XX век – веком групповой морали, коллективных подвигов и коллективных преступлений. Какая мораль была у Сталина? У Гитлера? – я не знаю – ее скорее всего не было. Но знаю, что была коммунистическая мораль и фашистская – две чумы этого века. Не слишком ли мы, люди XX века, привыкли судить о людях в терминах дела, класса, партии, организации, обращая внимание на взгляды, а не на личные поступки? Не должно ли входить в стратегию демократии будущего возвращение к идеям и ответственности века XIX. Для меня политик и демократ XXI века – это Сахаров, хотя он и изобрел самое страшное оружие века XX.



- Демократы будущего не могут себе позволить быть неразборчивы уже сегодня. Меня лично смутило, что среди видеоприветствий от президентов различных стран свободно могло прозвучать и послание моего президента, господина Путина. Эти общие слова, не подтвержденные делами, мог произнести и он.


- В речи глубокоуважаемого президента Бразилии, открывавшего наш Конгресс, меня очень насторожила его непоколебимая вера в совершенство системы электронных выборов. Может быть, на фоне фиаско системы американских выборов это выглядит панацеей, но, на мой взгляд, самые совершенные технологии не смогут восполнить отсутствия совести у тех, кто будет этими технологиями пользоваться.


- Мы привыкли к мысли, что политика всегда цинична. Не начинаем ли мы привыкать и к тому, что и борьба за демократию невозможна без трезвого цинизма? Ведь мы работаем рядом с политикой, на ее поле, а кое-кто и в самой политике.


- XXI веку предстоит решать задачи глобализации всего и вся. Если мы не направим все усилия, чтобы вернуть политике человеческое измерение, мы рискуем получить эффект нейтронной бомбы: планету без людей.


- Восхваляя и поощряя нашу общность, нельзя забывать, какие мы разные. Скажем, Богом Америки является успех. А в сегодняшней Росси в 99 случаях из 100 – успех – результат серьезных нравственных потерь. И в политике, и в бизнесе, и даже в борьбе за демократию. Но как признать, что личный успех не всегда хорош для будущего и настоящего твоих сограждан? Как осмелиться заявить, что ты борешься за демократию без надежд на этот личный успех? На это ведь и средств на дадут, на что же тогда за демократию бороться?


- Появилась опасная профессия – профессиональный борец за демократию. Сколько среди нас этих профессионалов? Сколько их среди организаторов и спонсоров? Хорошо оплачиваемое дело – ездить не за свой счет по миру и рассказывать, как трудно рождается демократия на твоей полуавторитарной Родине! Не дай Бог, чтобы о нас сказали словами мудрого Ежи Леца: “Это люди с чистой совестью. Не бывшей в употреблении”.


Мое выступление не было встречено аплодисментами, прошло тихо и заурядно, без каких-либо последствий. Во всяком случае – пока.


А потом некоторые из высказанных опасений стали сбываться прямо сходу. Скажем, на другой секции “Стратегии укрепления сотрудничества в гражданском обществе”, где собрались делегаты из СНГ, наши украинские коллеги предпочли выступать на английском, невзирая на то, что их выступлениям предстоял двойной перевод – с английского на португальский, а уж с него на русский, понятный абсолютному большинству присутствующих. Да и по-русски двое из трех говорили куда лучше, чем по-английски. Но – в кулуарах.


А на заключительном пленарном заседании один из ораторов потребовал, чтобы в итоговом документе конгресса непременно прозвучало, что участники демократического Конгресса поддерживают палестинцев и осуждают израильтян.


А еще… впрочем, и так ясно, что практика демократии пока что сильно отстает от теории. Вот ведь не успел вернуться в Москву, а тут наезд на холдинг “Совершенно секретно”. Прямо как в сказке про теремок: тук-тук, кто в холдинге живет? Откройте ваши источники информации!


- Так ведь вы не суд, только там по закону положено…


- А нам очень нужно!


- Мало ли чего кому нужно…


- Вам что, опять маски-шоу устроить?!


И изъяли-таки электронную начинку, спасибо, что не из всех компьютеров. И на допросы вызывают журналистов, и все пытаются узнать, откуда месяц назад в газете “Версия” взялась фотография, подтверждающая их любимую версию, что известная атомная подлодка погибла от столкновения с другой неизвестной подлодкой.


Нет, все-таки на Конгрессе лучше. Спокойнее.



Алексей Симонов,
президент Фонда защиты гласности


Для еженедельной колонки в газете “Русская мысль” - написано 20.11.2000

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни