Дайджест
24 Февраля 2015 года

Дайджест Фонда защиты гласности № 696-697


ТЕМА НЕДЕЛИ

Доклад организации «Репортеры без границ» (Reporters sans frontiers)

Международная организация Reporters sans frontiers (RSF) опубликовала доклад «Индекс свободы печати 2015». Авторы исследования отмечают значительное понижение в 2014 году уровня свободы СМИ во всем мире.

Среди причин этого ухудшения - военные действия на востоке Украины и связанная с ними информационная война.

Две трети из 180 стран, представленных в рейтинге, ухудшили свои позиции. В верхней части списка - Финляндия, занимающая первое место в течение последних пяти лет, Норвегия и Дания. За ними следуют Нидерланды, Швеция, Новая Зеландия, Австрия, Канада, Ямайка. Замыкают список Туркменистан, Северная Корея и Эритрея. Франция на 38 позиции, США на 49, Япония на 61, Бразилия на 99, Россия на 152 – на четыре пункта ниже, чем год назад.

Авторы обратили внимание на давление, которое испытывают в нашей стране независимые средства массовой информации, на принятие очередного пакета драконовских законов, на массовую блокировку сайтов и телевизионную пропаганду.

Из республик бывшего СССР лучший показатель у Эстонии (10 позиция). За ней следуют: Латвия (28), Литва (31), Грузия (69), Молдова (72), Армения (78), Киргизстан (88), Таджикистан (116), Украина (129), Беларусь (157), Казахстан (160), Азербайджан (162), Узбекистан (166), Туркменистан (178).

В докладе истекший год отмечается, как «худший период в истории Украины начиная с 1991 года». Авторы считают, что подавление протестов, в результате которых был свергнут президент Виктор Янукович, последующая борьба в Донбасском регионе «вызвали скачок в насилии и других злоупотреблениях против журналистов». Кроме того, отмечается, что создание министерства информационной политики показывает, что «правительство испытывает желание использовать контроль СМИ».

Рейтинг свободы прессы в мире «Репортеры без границ» составляют при помощи опроса партнерских организаций, активистов и сотрудников RSF. Среди критериев анкеты - плюрализм, независимость СМИ, цензура, законодательство, прозрачность, инфраструктура. Всего в анкете более 80 вопросов. Кроме того, место каждой страны в рейтинге зависит от количества смертей журналистов и блогеров, арестов, нападений.


РОССИЯ

Ставрополь. Активисты «антимайдана» против СМИ

Ольга Васильева, собственный корреспондент ФЗГ в Северо-Кавказском федеральном округе.

Организаторы ставропольского пикета «в поддержку Путина в борьбе с пятой колонной» планируют обратиться в прокуратуру Ставропольского края с заявлением о наличии в публикациях ряда СМИ заведомо ложных и клеветнических утверждений в отношении цели проведения акции.

Акция, согласованная с администрацией города, состоялась 21 февраля на Крепостной горе в Ставрополе. На мероприятии присутствовало около 150 человек. Активисты дарили горожанам георгиевские ленточки и демонстрировали транспаранты с лозунгами в поддержку президента Российской Федерации. Никаких инцидентов во время пикета не было зафиксировано.

Но на следующий день организаторы пикета сообщили в социальной сети Facebook о намерении обратиться в прокуратуру Ставропольского края с заявлением о наличии в публикациях ряда СМИ заведомо ложных и клеветнических сведений. По мнению организаторов пикета, издания «Блокнот-Ставрополь» и «Блокнот» исказили цель и статус мероприятия, опубликовав материалы под заголовками «В Ставрополе требовали отменить свободу слова и вернуть идеологию» и «В Ставрополе потребовали отменить свободу слова».

Журналисты вышеупомянутых изданий, в свою очередь, ссылаются на содержание буклетов, которые раздавались в ходе акции ее организаторами. Безымянные авторы этих буклетов предлагают «внести в действующую Конституцию пять поправок: национализировать Центральный Банк и природные ресурсы, отменить свободу слова и вернуть идеологию, а также добиться приоритетности законов России в отношениях с международным правом».


Томск. Полицейские расставляют сети

Продолжение темы

Георгий Бородянский, собственный корреспондент ФЗГ в Сибирском федеральном округе

В Томске полицейское управление проводит расследование серии одиночных пикетов в поддержку телекомпании ТВ 2, начавшихся 4 января – после отключения ее от эфира, и пока еще не прекратившихся: последний прошел 12 февраля в день приезда в город главы Газпрома Алексея Миллера. К томскому «белому дому» с плакатом «Газпром! Меняем Жвачкина на ТВ 2» (Сергей Жвачкин – глава Томской области) вышел общественный активист, в прошлом, как ни удивительно, подполковник полиции Виктор Лаврентьев.

Днем ранее в областное УМВД были вызваны шестеро участников этих акций – в частности, директор студии «Крупным планом» Виктория Мучник - супруга Виктора Мучника, главного редактора ТВ 2. «Мне известно, что четырех человек пригласили официально – рассказала она городскому порталу «В Томске» - и двоих по телефону: моих мужа и дочь попросили прийти вместе со мной», - рассказала она.

Виктория добавила, что сотрудники полиции показали ей список, в котором порядка 50 фамилий – в этой ведомости указаны дни, когда каждый из них выходил на пикет. «Я спросила: - Всех будут приглашать? Мне ответили: - Возможно, да».

Опрос длился около двух часов. У Виктории сложилось впечатление, что перед полицейскими поставлена задача – найти доказательства того, что люди стояли с плакатами «Я за ТВ 2» не по собственной воле, а действуя по указанию неких организаторов. Если стражам порядка удастся доказать это, то прошедшие в январе-феврале пикеты попадут под квалификацию «несогласованной с властями публичной акции», что наказывается по Административному кодексу штрафами в сумме от 10 до 20 тыс. рублей.

По словам Виктории Мучник, правоохранители резко усилили бдительность после 12 января, когда пикетчики вышли к зданию обладминистрации. До того сотрудники полиции подходили к ним по одному, и претензий не предъявляли. А потом стали подходить всемером и с пристрастием выспрашивать: «зачем вы сюда пришли? кто вам дал плакат?» и так далее.

Виктория признается, что ее потрясло, сколько людей в форме и в штатском вовлечено в процесс наблюдения за ситуацией вокруг ТВ 2. «Мне показали видеосъемку скрытой камерой - оказывается, все дни, когда проходили пикеты, они снимались со второго этажа «Тысячи мелочей». Плюс большую стопку скриншотов из соцсетей: отслежены все посты в «ВКонтакте» и «Фейсбуке».

Такими силами правоохранители могли бы раскрыть, к примеру, крупную сеть наркодилеров. Но там вести расследование проще, поскольку мотивы участников предельно ясны. А вот понять, почему люди бескорыстно выходят в морозы на пикеты и митинги (с декабря в Томске их прошло три, общей численностью больше 10 тысяч) в защиту чего-то эфемерного - типа телесигнала под названием ТВ 2, властям, наверное, затруднительно.

13-го февраля по повестке были вызваны в полицию еще трое участников одиночных пикетов. Ни один из них, сообщает агентство новостей телекомпании, не является ее сотрудником. О беседе в УМВД рассказала Ксения Фадеева: «Сходили вместе с адвокатом, на следующей неделе он пойдет знакомиться с делом более подробно. Пытаются доказать, насколько мы поняли, что пикеты были кем-то организованы, что люди не сами выходили, а их кто-то звал».


Екатеринбург. Проект спасли

Владимир Голубев, собственный корреспондент ФЗГ в Уральском федеральном округе

Молчание, наступившее на самом популярном из региональных сайтов России – екатеринбургском Ura.ru – напрягло медиа-сообщество. Письма сыпались – кто виноват? Михаил Вьюгин, один из двух основателей сайта, раздавал комментарии, а 56 его сотрудников были вынуждены ждать решения собственников.

Информагентство Ura.ru было создано в 2005 году Аксаной Пановой и быстро стало одним из самых успешных СМИ Урала. В 2012 году после конфликта с региональной властью в отношении Пановой возбудили сразу несколько уголовных дел. Она была вынуждена покинуть проект, а большая часть сотрудников перешла в новое издание - Znak.com.

Михаил Вьюгин, который тоже имеет право называть себя «отцом», создал новый коллектив. И по-прежнему Ura.ru было лучшим и самым посещаемым. Но финансы… 40 миллионов долгов. Вьюгин опроверг предположения о том, что акционеры агентства Алексей Бобров и Артем Биков отказались финансировать проект, но подтвердил, что публикация новостей будет прекращена до выработки новой позиции.

Конфликт стал реальностью. Собственники, а именно австрийские, которым Панова продала свою долю, заявили, что Вьюгин и компания – недостаточно патриотичны. С чем не согласились читатели и журналисты.

Борис Лозовский, декан журфака УрГУ, так прокомментировал ситуацию корреспонденту ФЗГ: «Раймонд Уильямс, британский культуролог, говорил: «Можно говорить всё, что угодно, при условии, что вы можете позволить себе говорить, и говорить с прибылью».

Главное – утром 16 февраля СМИ заработало.


Краснодар. Краевой суд оставил в силе приговор ростовскому журналисту Александру Толмачеву

Продолжение темы

Анна Лебедева, собственный корреспондент ФЗГ в Южном федеральном округе

Краснодарский краевой суд 20 февраля рассмотрел апелляционную жалобу Александра Толмачева на приговор Кущевского районного суда, приговорившего его к девяти годам колонии строго режима. Краевой суд отклонил жалобу и оставил решение районного суда в силе (см. дайджест 682).

Так что редактору газеты «Уполномочен заявить» Александру Толмачёву осталось только надеяться на европейское правосудие. По иронии судьбы, как раз в феврале Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге направил Российской Федерации вопросы по жалобе Александра Толмачева, поданной им ещё в июне 2011 года. Вопросы эти связаны с публикациями цикла статей Толмачёва о ростовских судьях. В своих многочисленных публикациях Толмачев прямо обвинял во взяточничестве одну из судей Ленинского суда Ростова-на-Дону, а в покровительстве ей – председателя Ростовского областного суда (обоих уже нет в живых). Иск о якобы содержавшейся в статьях Толмачева клевете был подан от имени несовершеннолетнего сына покойной судьи, и адвокаты истца дело это выиграли. Толмачев был приговорён к крупным суммам выплат истцам. Апелляционные инстанции отклонили жалобы журналиста на этот приговор, после чего он обратился в Страсбургский суд. Не прошло и четырёх лет, как подошла, наконец, его очередь на рассмотрение жалобы.

Можно не сомневаться том, что и свой последний приговор, вынесенный Кущевским судом, он будет обжаловать в Европейском суде по правам человека.


ФОНД ЗАЩИТЫ ГЛАСНОСТИ

Письмо ФЗГ министру юстиции Российской Федерации по поводу Центра защиты прав СМИ

Министру юстиции Российской Федерации
г-ну Коновалову Александру Владимировичу


ЗАЯВЛЕНИЕ

Просим господина министра дисквалифицировать и уволить сотрудников воронежского управления Минюста, составивших бумагу с требованием к воронежскому Центру защиты прав СМИ и его руководителю Галине Араповой зарегистрироваться «иностранным агентом».

В прочитанном нами представлении авторы продемонстрировали агрессивную неграмотность в вопросах трактовки законов и юридическую беспомощность в вопросах текущего информационного законодательства.

Галина Арапова двадцать лет на наших глазах занимается юридической поддержкой попавших в трудное положение журналистов и СМИ. Последние десять лет она, может быть, самый деятельный и самый толковый российский юрист в этой, постоянно обновляемой законодателями, сфере деятельности. Она и сотрудники ее Центра занимаются практической помощью журналистам и СМИ более чем в двадцати субъектах федерации. Делают это качественно и бесплатно, чем завоевали широкий и заслуженный авторитет профессионального сообщества и журналистов, и юристов.

Попытка надеть на Галину Арапову желтую звезду иностранного агента означает, что действующая власть пытается лишить действующих журналистов действенной помощи и защиты. Совершенно очевидна попытка тем самым сделать всякое обращение к Центру Галины Араповой и нелегитимным, и неприличным, то есть попытка убить авторитет этого Центра и его руководителя.

А если авторы обсуждаемого документа считают политической деятельностью руководство Галиной Араповой Общественным советом при ГУ МВД Воронежской области, или ее членство в Воронежской Городской Общественной Палате, то это вообще за гранью понимания.

Вы себе даже не представляете, какую волну протеста вызовет этот образчик бюрократической глупости.

С уважением,
Президент ФЗГ Алексей Симонов


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Ставрополье: самые громкие, общественно значимые судебные процессы проходят в закрытом режиме

Ольга Васильева, собственный корреспондент ФЗГ в Северо-Кавказском федеральном округе

Известно, что в Уголовно-процессуальном кодексе мало оснований для того, чтобы сделать процесс закрытым: это рассмотрение дел о государственной или иной, охраняемой законом тайне, о преступлениях несовершеннолетних, преступлениях против половой неприкосновенности и если того требует безопасность участников судебного разбирательства и их близких.

Но на Ставрополье суды закрывают – сплошь и рядом. Причем именно те процессы, что получили общественный резонанс и могли бы, в случае гласности, стать мощной профилактической мерой, влияющей на правовое сознание. Независимая «Открытая газета» в последнем номере проанализировала, какие именно процессы, вопреки УПК, стали закрытыми.

Это процессы о банде Попова, отметившейся десятками заказных убийств и покушениями на убийства в Кавказских Минеральных водах. Убивали политиков, бизнесменов, преступных авторитетов. Новости о каждом таком убийстве сотрясали весь край, возмущали население. И вот дела по таким процессам объявляются закрытыми. Никто никаких государственных тайн в процессах не раскрывал. Никаких секретов не озвучивалось. Никаких изнасилований не рассматривалось. Несовершеннолетних участников в процессах тоже не было. И хотя преступники были пойманы и наказаны, получили пожизненные сроки, а сам главарь пожизненное наказание дважды, у многих ставропольцев до сих пор осталось впечатление, что остались и не пойманные бандиты, и не прозвучавшие имена заказчиков.

Закрытость процесса порождает слухи, подозрение в недобросовестности судьи, в его заинтересованности при рассмотрении дела.

Еще одно преступление. В 2011 году сын председателя Предгорного районного суда Анатолий Железняков в кафе расстрелял из травматического пистолета трех посетителей и сбежал с места преступления. Один из пострадавших лишился глаза. Однако краевая судебно-медицинская экспертиза вынесла заключение: глаз утрачен не в результате выстрела, а в результате удара тупым твердым предметом, а сам стрелок, мол, получил черепно-мозговую травму. Да такую, что вынужден был лечь в больницу (правда, это не по мешало ему отправиться на своей машине в Ставрополь и собственноручно написать там рапорт об увольнении по собственному желанию).

Журналистка «Открытой газеты» Елена Суслова навестила стрелка в больнице и даже сфотографировала его, якобы «жестоко избитого», на больничной койке. Но когда на суде увидела стрелка, (напоминаем, сына судьи), то с изумлением увидела, что это совсем не тот человек, что лежал на больничной койке под фамилией Железняков! По просьбе адвокатов потерпевших от стрелка, журналистка решила стать свидетелем преступной подмены, которая бы все расставила по своим местам. Но ее из зала выпроводили, поскольку непосредственным свидетелем преступления в кафе она не была.

Обвинительное заключение было вынесено в отношении раненых посетителей кафе, один из которых остался без глаза, суд длится почти год. Процесс объявили закрытым на первом же заседании, якобы на основании заключения судмедэкспертизы о состоянии здоровья Анатолия Железнякова. На самом деле, уверена общественность, процесс сделали закрытым, чтобы оградить от публичности судью – Железнякова-старшего, которому предстояло в тот период пройти процедуру переназначения на должность председателя Предгорного районного суда. Сам же недостойный отпрыск, после того, как его узнала (вернее, не узнала) журналистка, в суд больше не являлся, а судебные заседания регулярно переносятся…

Еще одно резонансное дело: убийство Маши Губаревой, жительницы станицы Ессентукской в 2011 году. Только благодаря ее родителям, которые не поверили результатам официальной судебно-медицинской экспертизы (мол, умерла от переохлаждения), а потом настояли и на эксгумации, подтвердившей насильственную смерть Маши, делу дали ход. Обвинительное заключение по убийству Маши Губаревой было вынесено в отношении ее бывшего приятеля, родственника членов местной влиятельной семьи. Его, официально объявленного в международный розыск, долгое время никто не искал. Судебный процесс начался в конце 2014 года, спустя почти 4 года после убийства!

На судебном процессе родственники подсудимого выкрикивали оскорбления в адрес убитой девочки, и судья Предгорного районного суда Дмитрий Поливанов при этом и ухом не вел, не вызывал приставов, чтобы утихомирить негодяев, не удалял их из зала суда. Поощренная безнаказанностью родня обвиняемого после окончания заседания набросилась на маму убитой девушки. И судебный процесс со следующего заседания закрыли по просьбе прокурора, - якобы в целях безопасности свидетелей. Да нет, убеждены журналисты, не попавшие на процесс, закрыли для того, чтобы в пустом от слушателей зале некому было удивляться, почему судья не выделил из материалов рассматриваемого дела фальшивые судебно-медицинские экспертизы и не вынес по ним частного определения, инициируя возбуждение уголовного дела в отношении «экспертов».

Подозрительное многоразовое совпадение: именно те слушания объявляются закрытыми, где фигурируют или могут прозвучать имена высокопоставленных должностных лиц или лица с деньгами и связями.


Дайджест подготовлен Фондом защиты гласности (ФЗГ).


Выходит при поддержке Норвежского Хельсинского Комитета еженедельно, по понедельникам с 11 августа 2000 года.

Распространяется по 1600 электронным адресам в России и за рубежом.


Под редакцией Алексея Симонова.

Редакционная коллегия: Борис Тимошенко – руководитель службы мониторинга, Светлана Земскова – юрист, Всеволод Шелховской – переводчик.


При использовании информации и материалов дайджеста ссылку на нашу организацию обязательна.

Телефон/факс: (495) 637-49-47, 637-44-20, адрес электронной почты: boris@gdf.ru fond@gdf.ru

По этим адресам можно подписаться на бесплатную рассылку дайджеста.

Все новости

Архив

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни