Дайджест
14 Мая 2012 года

Дайджест Фонда защиты гласности №№ 569-570

Тема недели

Задержания журналистов на протестных акциях - хронический недуг властей

Событие недели

Догнали Зимбабве

Россия

1. Рязань. Рязанское know how

2. Самара. Прокуратура начала поверку в связи с угрозами семье журналиста. Продолжение темы

3. Пермский край. Спустя 4 года подтверждена правота журналистов, сообщивших, что судебный пристав заменил службу личным огородом. Продолжение темы

4. Хабаровск. Журналисты еще раз отстояли «полномочное древо». Продолжение темы

5. Омск. Суд отказал губернатору и пенсионеру-правозащитнику в компенсации причиненного ими друг другу морального вреда. Продолжение темы

Фонд защиты гласности

Конфликты, зафиксированные службой мониторинга ФЗГ на территории Российской Федерации в апреле 2012 года

Наши публикации

1. Памятник не для всех

2. «Пусть будет правда, пусть даже и горькая»

Наши партнеры

Доклад Комитета по защите журналистов «10 стран с самой жесткой цензурой»

 

Почта дайджеста

 

ТЕМА НЕДЕЛИ

Преследование журналистов на протестных акциях - хронический недуг властей

Акции оппозиции в Москве, проходившие 6-9 мая, сопровождались задержаниями и избиениями представителей прессы.

Силовые методы против журналистов использовались на Болотной площади, на Тверском бульваре, на Пушкинской площади, на Патриарших прудах, возле станций метро «Новокузнецкая», «Третьяковская» и «Китай-город», в сквере на Новинском бульваре, в районе Чистопрудного бульвара, у Никитских ворот, возле кинотеатра «Ударник»…

Временами полицейские вели себя цивилизовано – не хамили и не дрались (но это в участках - журналист Георгий Рамазашвили рассказал ФЗГ, что «сотрудники ОВД держались ровно и вежливо, отпустили достаточно быстро»); кого-то выпускали из автозаков. Однако при задержании часто применялись жесткие методы, и несколько журналистов были избиты. В частности, в разных местах Москвы мощь ОМОНа на себе испытали заместитель редактора газеты «Совершенно секретно» Григорий Нехорошев - 6 мая он получил дубинкой по голове; корреспондента «Ленты.ру» Ивана Колпакова полицейский ударил по лицу; журналисту «Московских новостей» Вадиму Кантору полицейской дубинкой разбили затылок; фотокорреспонденту «Граней.Ру» Евгении Михеевой ударили по голове и сломали камеру; корреспондент «Граней-ТВ» Дмитрий Зыков получил удары в живот и в глаз. Сильнее всех досталось журналисту «Газеты.Ru» Евгению Шипилову, которого сотрудники ОМОНа повалили на асфальт и стали избивать. После удара дубинкой по голове журналист потерял сознание.

Список задержанных на акциях гораздо длиннее. Журналиста «Ленты.ру» Александра Савельева задержали после разгона 6 мая акции протеста на Болотной площади. Он освещал события на Большой Ордынке, когда полицейские препроводили его в автозак.

Корреспондента «Русской службы новостей» Александра Алешина задержали 7 мая возле станции метро «Китай-город». «Меня задержали, непонятно, по какой причине, никто ничего не объясняет. Просто выхватывают из толпы, проверяют документы. Я показал паспорт, мне сказали: «Никаких разговоров», и повели в автозак», - приводит слова своего корреспондента РСН.

В тот же день на Тверском бульваре, где активисты движения «За честные выборы» проводили мирную акцию против третьей инаугурации Путина, ОМОН задержал сотрудника The New Times Илью Барабанова.

В районе Чистопрудного бульвара, где 8 мая собрались несколько сотен протестующих, задержан корреспондент «Коммерсанта» Александр Черных.

А 9 мая в сквере на Новинском бульваре сотрудники ОМОНа задержали обозревателя «Особой буквы» Романа Попкова, освещавшего «народные гуляния».

Всего же 6-9 мая задержано более пяти десятков журналистов. Кроме перечисленных выше, это редактор отдела науки «Русского репортера» Григорий Тарасевич, главный редактор журнала «Афиша» Илья Красильщик, главный редактор журнала «Большой город» Филипп Дзядко, сотрудники и авторы этого издания Алевтина Елсукова, Юрий Остроменцкий, Ирина Калитеевская, Светлана Рейтер, заместитель главного редактора журнала GQ Роман Волобуев, колумнист «Ленты.Ру» Иван Давыдов, телеведущая Ксения Собчак, редактор Forbes Андрей Бабицкий, журналист «Эха Москвы» Тихон Дзядко, корреспонденты «Дождя» Ксения Батанова и Тимур Олевинский, корреспондент «Голоса Америки» Роман Ошаров, бывший главный редактор журнала Esquire Филипп Бахтин, нынешний главный редактор этого издания Дмитрий Голубовский, независимый журналист Мария Липкович, корреспондент «Коммерсанта» Максим Кваша, журналист Лев Рубинштейн («Грани.Ру»), руководитель службы «Яндекс.Новости» Лев Гершензон, журналисты газеты «Ведомости» Александра Астахова и Олег Сальманов, военный корреспондент Аркадий Бабченко, независимый журналист Алексей Беленкин, корреспондент «Газеты.Ru» Александр Артемьев, сотрудник «Московских новостей» Сергей Миненко, редактор «Ежедневного журнала» Александр Рыклин, редактор отдела культуры The Moscow Times Кевин О`Флинн, журналисты Виктор Шендерович, Александр Мнацаканян, Карина Кабанова, Артем Васильев, Елизавета Васильева, Алина Кириллова («Дождь»), Вениамин Дмитрошкин («Грани.Ру»), Полина Быховская («Слон.Ру»), Дарья Башкирова («Коммерсант-ТВ»), Григорий Нехорошев («Совершенно секретно»), независимый журналист Георгий Рамазашвили. Журналиста Newsru.com Максима Бланта задерживали дважды, а Кирилла Михайлова (Reggamortis1) – четыре раза.

Похоже, задержания и избиения журналистов, освещающих протестные акции, стали хроническим недугом властей. Впрочем, это и понятно – каким еще способом можно отучить прессу работать на уличных мероприятиях?

 

СОБЫТИЕ НЕДЕЛИ

Догнали Зимбабве

Международная неправительственная организация Freedom House накануне Всемирного дня свободы прессы опубликовала очередной доклад о свободе прессы в мире - Global Press Freedom 2012.

Выводы о состоянии свободы прессы авторы документа делают на основе таких критериев, как свобода слова, степень правительственного контроля над СМИ, условия работы журналистов в стране, случаи применения насилия по отношению к журналистам, экономическая и политическая ситуация в стране. Исследовалось положение в 197 странах мира. В результате все они были разделены на три группы: страны, где СМИ свободны, частично свободны и несвободны. В первую группу попали 66 стран, во вторую – 72, в третью – 59.

Наиболее проблемными названы такие страны, как Северная Корея, Туркменистан, Узбекистан, Эритрея, Белоруссия, Иран, Экваториальная Гвинея, Куба, Сирия, Китай и Бирма. А наилучшее положение масс-медиа, по мнению авторов исследования, в Финляндии, Норвегии, Швеции. В число лучших вошли также Бельгия, Дания, Люксембург, Нидерланды, Швейцария, Андорра, Исландия и Лихтенштейн.

Значительная часть доклада посвящена нашей стране. На этот раз Россия вновь оказалась в списке стран с несвободными СМИ, однако переместилась в этом перечне на одну позицию вверх, со 173-й на 172-ю, и делит ее с Азербайджаном и Зимбабве.

Некоторое улучшение положения со свободой слова Freedom House связывает с расширением пользования интернетом, социальными медиа и спутниковым телевидением. Мобилизационная и просветительская сила новых медиа наиболее явно показала себя в России после декабрьских парламентских выборов, считают авторы доклада. Новые медиа в России продемонстрировали, что при поддержке традиционных СМИ «могут быть вполне эффективными для распространения информации о правительственных злоупотреблениях и мобилизации гражданских действий против несвободных режимов». Авторы доклада подчеркивают, что «авторитарные страны, такие как Россия, Китай, Иран и Венесуэла, применили различные техники для того, чтобы удержать контроль над медиа, арестовывая некоторых критиков, закрывая некоторые СМИ и блоги, и предъявляя журналистам иски о клевете». Кроме того, в России «податливая судебная система» служит для преследования журналистов, у нас процветает «безнаказанность за физические нападения и убийства журналистов», а также «государственный контроль или влияние на большинство традиционных СМИ».

Заведующий кафедрой новых медиа и теории коммуникации факультета журналистики МГУ Иван Засурский согласен с мнением правозащитников. По его словам, в мире выстроился баланс между традиционными СМИ и интернет-пространством. «В России в области свободы слова закручивались гайки, но если в традиционных СМИ что-то закрутили до максимума, то в интернете толком ничего не удалось. Видимо, уже не удастся», - заявил И. Засурский «Коммерсанту». Он считает, что ситуация в России не ухудшилась, «но и говорить об улучшении пока рано». Глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов считает, что у нас со свободой прессы далеко не все в порядке. «Но за последнее время, особенно за последний год, ситуация настолько изменилась, что отметить это 172-м местом, по меньшей мере, непрофессионально. За последнее время в России принято решение о создании общественного телевидения, декриминализованы статьи УК РФ о клевете и оскорблении, ужесточено до шести лет лишения свободы наказание за воспрепятствование законной деятельности журналиста. Это очень серьезные шаги, сделанные президентом Медведевым по инициативе нашего Совета», - говорит М. Федотов.

По мнению главы Союза журналистов России Всеволода Богданова, «в целом ситуация сложная, потому что у нас сегодня информатика в центре журналистики, информатика во всех видах - в электронных СМИ, в печатных СМИ, но нет публицистики, нет того, что обращено к душе человека». А бывший корреспондент «Новой газеты» Аркадий Бабченко считает, что этот рейтинг более или менее объективно отражает положение прессы в России. «У нас сейчас сложилась совершенно парадоксальная ситуация. С одной стороны, у нас свобода СМИ убита напрочь. Знаковым медийным фигурам перекрыт доступ к влиятельным СМИ. При этом власть «забронзовела» до такой степени, что в блогах и региональных СМИ можно действительно писать и говорить все, что угодно. Но слово журналиста не имеет никакого значения. А как только достигаешь того уровня, на котором ты действительно можешь выполнять работу журналиста: просвещать, образовывать людей, доносить объективную информацию, - тут и появляется цензура. Да, за последние пять лет в журналистов перестали стрелять из пистолета. Сейчас действуют попроще: журналистов Кашина и Милашину не убили, а только избили. Может, это и является той причиной, по которой Россия поднялась в рейтинге», - сказал журналист.

Из других стран бывшего СССР в группу свободных отнесены СМИ Эстонии (22-я позиция), Литвы (40), Латвии (54). Частично свободна пресса в Грузии (111), Молдавии (115), Украине (130). В число стран с несвободными СМИ вошли Армения (149), Киргизия (155) Таджикистан (171), Азербайджан (172), Казахстан (175), Белоруссия (193), Узбекистан (195), Туркменистан (196).

 

РОССИЯ

Рязань. Рязанское know how

Вечером 2 мая в центре города произошел инцидент: на троих сотрудников рязанского бюро «Новой газеты» напали неизвестные. Главный редактор издания Алексей Фролов, его заместитель Роман Сивцов и обозреватель Сергей Ежов хотя и пострадали, но сумели дать отпор нападавшим, которых тоже было трое. Более того, журналисты своими силами сумели задержать двоих «оппонентов» до прибытия полиции и передать их в руки стражей порядка.

А затем события развивались довольно странно. Полицейские посадили задержанных в свой автомобиль и сказали журналистам, что отвезут нарушителей в Советский РОВД. «Однако когда мы приехали в РОВД, чтобы написать заявление о нападении, там были одни полицейские. Нападавших они отпустили по дороге, причины этого нам не объяснили», - сообщил С. Ежов.

По словам журналистов «Новой газеты», они опознали одного из нападавших. Это был молодой человек, пытавшийся сорвать пресс-конференцию рязанского отделения ассоциации «Голос» в декабре прошлого года. По мнению пострадавших журналистов, нападение связано с акцией протеста в связи с приватизацией пяти муниципальных предприятий в Рязани. По словам А. Фролова, главной целью напавших был один из организаторов протестного пикета - обозреватель «Новой» и лидер регионального отделения «Другой России» С. Ежов, которому в результате нападения пришлось обращаться за медицинской помощью в областную клиническую больницу - врачи диагностировали у него сотрясение мозга.

С. Ежов написал в полицию заявление об избиении, рязанское бюро «Новой газеты» потребовало тщательного расследования происшествия и причин отказа от задержания нападавших. И тут дело приняло совершенно неожиданный оборот.

Вечером 4 мая С. Ежова задерживает полиция – он как раз собирался ехать в Москву, чтобы передать в администрацию президента подписи за отставку губернатора Рязанской области Олега Ковалева. Журналиста доставили в отдел полиции № 1, где его ждал сюрприз: оказывается, он из потерпевшего превратился в подозреваемого в совершении преступления. А именно – в причинении легкого вреда здоровью одному из тех, кто 2 мая напал на журналистов. Соответствующее заявление некоего Максима Чернова у полицейских уже имелось…

Впрочем, до взятия журналиста под стражу не дошло – С. Ежов был отпущен из полиции под подписку о невыезде.

Однако происходящее в Рязани не может не вызывать удивления. Сначала на сотрудников «Новой газеты» нападают и пытаются избить, причем небезуспешно, затем задержанные журналистами агрессоры чудесным образом (а точнее, с помощью правоохранителей) оказываются на воле, хотя один из участников нападения был опознан. А в результате выясняется, что журналисты сами виноваты! В чем? В том, что сопротивлялись? Или в чем-то еще, скажем, в том, что слишком независимы и пишут «неправильные» статьи?

В «Новой газете» уверены, что нападение на журналистов было тщательно спланированной провокацией. «Мы считаем, что это связано с профессиональной деятельностью сотрудников «Новой», а так же с их политическими взглядами. Мы полагаем, имела место фальсификация доказательств в полиции, в результате которой статус потерпевшего был изменен на подозреваемого», - говорится на сайте издания.

 

Самара. Прокуратура начала поверку в связи с угрозами семье журналиста

Продолжение темы. См. Дайджест 568

Наталия Северская, собственный корреспондент ФЗГ в Центральном федеральном округе

В прошлом номере дайджеста мы сообщали об угрозах, поступавших в адрес семьи обозревателя интернет-издания «Парк Гагарина» Дарьи Григорьян после того, как ее муж разместил в Интернете фотографии припаркованных на тротуарах и пешеходных переходах автомобилей, которые делали небезопасным перемещение людей.

После обращения журналистов в правоохранительные органы и публикации материала об угрозах журналисту редакция «Парка Гагарина» получила официальный ответ от исполняющего обязанности руководителя следственного управления СКР по Самарской Юрия Сливы. В документе сообщается, что запрос «направлен по подследственности в Главное управление Министерства внутренних дел по Самарской области».

Проверку начала и прокуратура Самарской области. «Заявление редакции принято в производство. Начата проверка, по результатам которой будет решен вопрос о принятии мер прокурорского реагирования», - сообщила «Парку Гагарина» пресс-секретарь надзорного ведомства Наталья Цой.

В свою очередь, Дарья Григорьян рассказала, что последние несколько дней с ней и ее семьей постоянно общаются представители областного управления полиции.

Мы продолжим следить за развитием ситуации.

 

Пермский край. Спустя 4 года подтверждена правота журналистов, сообщивших, что судебный пристав заменил службу личным огородом

Продолжение темы. См. Дайджест 487

Михаил Лобанов,собственный корреспондент ФЗГ в Приволжском федеральном округе

Пермский краевой суд оставил без изменения обвинительный приговор бывшему начальнику отдела ФССП по Бардымскому району Раузалии Маматовой, уличенной в принудительном использовании труда подчиненных на своем личном подсобном хозяйстве. Между тем, четыре года назад Маматова пыталась отсудить компенсацию в 300 тыс. руб. у издания «Аргументы и факты – Прикамье» за публикацию предоставленной следствием официальной информации.

Журналист Юрий Токранов «нагло оклеветал, унизил в глазах общества, посягнул на ее честь, достоинство и деловую репутацию, статья не содержит ни одного слова правды», - такими словами отозвалась начальник отдела - старший судебный пристав Р. Маматова о заметке «В батраках у пристава», напечатанной 4 июня 2008 года популярным еженедельником. Уточнив и дополнив в ходе судебной тяжбы исковое заявление, дама потребовала опровержения, извинений и компенсации морального вреда в размере 300 тыс. руб.

Судья Мотовилихинского районного суда Перми Анна Славинская 9 апреля 2010 года установила, что оспариваемая публикация являлась дословным воспроизведением официальной информации. А именно: информационного письма краевого СУ СК при прокуратуре РФ, пресс-релиза управления ФССП по Пермскому краю и сведений из СМИ. Поэтому на основании статьи 57 Закона РФ «О СМИ» районный суд отказал в удовлетворении иска, отметив: при цитировании подобных источников журналисты не обязаны проверять достоверность сообщаемых сведений и не могут нести ответственность за их распространение. Пермский краевой суд 10 августа 2010 года согласился с вынесенным решением, и оно вступило в законную силу.

А 26 апреля 2012 года кассационная инстанция поставила точку и в уголовном деле Маматовой, возбужденном еще 5 декабря 2007 года. Назван обоснованным и справедливым приговор Чернушинского районного суда от 28 марта 2012 года, которым бывший шеф бардымских приставов признана виновной в превышении должностных полномочий и лишена на 3 года права занимать должности во власти, то есть как и сообщили в 2008 году «Аргументы и факты – Прикамье», Раузалия Маматова противоправно вынуждала своих подчиненных Альберта Имайкина, Рамиля Гафарова и Гульфину Мухаметову в рабочее время трудиться на своем подсобном хозяйстве: сажать и выкапывать картофель, разгружать сено.

 

Хабаровск. Журналисты еще раз отстояли «полномочное древо»

Продолжение темы. См. Дайджест 529

Ольга Васильева, собственный корреспондент ФЗГ в Дальневосточном федеральном округе

Экс-депутату Госдумы от Хабаровского края и члену «Единой России» Александру Шишкину второй раз отказано в исковых требованиях к Издательскому дому «Гранд Экспресс» и журналистам Константину Пронякину и Ирине Харитоновой. Иск был подан после выхода в газете «Хабаровский экспресс» 13 апреля 2011 года статьи «Полномочное древо полпреда Ишаева». Судья Центрального районного суда Хабаровска Ольга Дорожкина вынесла решение аккурат в советский День печати- 5 мая.

Дайджест ФЗГ уже сообщал, что одновременно на вышеназванную статью обиделись сразу пять человек: кроме Шишкина - экс-командующие войсками ДВО Виктор Новожилов и Виктор Чечеватов, экс-начальник УВД по Хабаровскому краю Вячеслав Баранов, а также начальник ФГУП «Дальспецстрой» Юрий Хризман (с последним заключено мировое соглашение). Все они подали иски с одинаковыми формулировками в один день в один суд. Каждый потребовал компенсации морального ущерба в полумиллиона рублей. Всех их представлял в суде дорогостоящий хабаровский адвокат Юрий Кулешов.

Первый раз истцу Шишкину, когда он был еще в статусе депутата Госдумы, было отказано в удовлетворении иска к журналистам в августе прошлого года. Истец не согласился с решением суда и подал кассационную жалобу. Краевой суд решение отменил и направил дело на новое рассмотрение в ином составе суда. В краевой инстанции сослались на то, что суд не выяснил, является ли газета «Хабаровский экспресс» юридическим лицом... Новый адвокат истца, Людмила Елисеева, сменившая своего коллегу, доктора юридических наук Юрия Кулешова, среди доводов привела и такой: «Интересы Шишкина в суде первой инстанции представлял адвокат Кулешов, он является специалистом в области уголовного права. Таким образом, Шишкину не была оказана квалифицированная юридическая помощь».

Истец не принял условия мирового соглашения, которое предлагали заключить ответчики, не желавшие повторной тяжбы. Таким образом, началось новое разбирательство, которое закончилось полной победой журналистов. Сам истец ни на одно судебное заседание так и не явился.

 

Омск. Суд отказал губернатору и пенсионеру-правозащитнику в компенсации причиненного ими друг другу морального вреда

Продолжение темы. См. Дайджест 566

Георгий Бородянский, собственный корреспондент ФЗГ в Сибирском федеральном округе

Конец эпохи губернатора Леонида Полежаева, руководившего Омской областью больше 20 лет, ознаменовался постановлением Октябрьского райсуда по его иску к пенсионеру- правозащитнику Валентину Кузнецову. Как ранее сообщал ФЗГ, областной глава требовал взыскать с ответчика за слова, сказанные им на митинге, полмиллиона рублей. Оспаривалось истцом утверждение, что «Полежаеву место на скамье подсудимых за развал промышленности, сельского хозяйства и экономический геноцид населения».

Судебное разбирательство длилось более полугода. В декабре 2011-го районный суд исковые требования полностью отклонил. Глава региона, не смирившийся с поражением, обжаловал это решение в областном, и тот в январе 2012 года вернул дело на новое рассмотрение. Пенсионер, которому тоже чуждо смирение, в ответ подал встречный иск, предъявив оппоненту счет не только за моральные и физические страдания, вызванные судебными заседаниями, но и за ущерб, причиненный лично ему «развалом», оспариваемым истцом. Из-за него пришлось механику Кузнецову переквалифицироваться в правозащитники. Работал он ведущим инженером на Сибзаводе, производившем трактора и сеялки, на заводе «Электроточприбор» (руководимым в то время супругом племянницы областного главы), имеет множество авторских свидетельств. С началом «вставания России с колен» предприятия прекратили существование. И долго пришлось Кузнецову выбивать положенную ему заработную плату (добился ее для себя и еще полутора тысяч сокращенных работников). Совокупность своих страданий он оценил намного скромней, чем губернатор – в 100 тысяч рублей.

Со стороны правозащитника выступили около 30 свидетелей. Особенно много прозвучало в зале суда рассказов о селах, доведенных в период правления Л. К. Полежаева до полного разорения. Суд посчитал, что любой гражданин РФ вправе публично оценивать действия власти, в том числе и определять место, которое должны занимать ее отдельные представители. Требования губернатора – о возмещении причиненного ему пенсионером вреда и публикации опровержения его высказываний на митинге, отклонены снова в полном объеме. Но и во встречном иске, предъявленном Полежаеву Кузнецовым, суд тоже полностью отказал.

Неизвестно, будет ли областной глава, срок полномочий которого истекает 30 мая, снова обжаловать вынесенный не в его пользу вердикт. Что касается правозащитника, несмотря на преклонный возраст, его политические амбиции далеко еще не исчерпаны: как сказал Кузнецов корреспонденту Фонда защиты гласности, его иск к губернатору, если понадобится, обязательно будет доведен до Страсбургского суда.

 

ФОНД ЗАЩИТЫ ГЛАСНОСТИ

Конфликты, зафиксированные службой мониторинга ФЗГ на территории Российской Федерации в апреле 2012 года

Случаи гибели журналистов – 1 (Рамазан Новрузалиев, блогер, главный бухгалтер РИА «Дагестан», Республика Дагестан).

Нападения на журналистов – 11 (Елена Милашина, обозреватель «Новой газеты», Московская область; Анастасия Григорьева, корреспондент газеты «Жуковские вести», Московская область; Элла Знаменская, корреспондент газеты «Жуковские вести», Московская область; Алексей Рассолов, журналист газеты «Принцип», Московская область, 2 раза; Андрей Новичков, корреспондент Граней.Ру, и Анастасия Деева, фотокорреспондент «Жуковских вестей», оба - Московская область; съёмочная группа региональной телекомпании «Рен ТВ», Брянск; Алексей Рульнов, журналист газеты «Двойной экспресс», Екатеринбург; Мария Рузина, независимый журналист, блогер, Ленинградская область; Руслан Гереев, журналист еженедельника «Настоящее время», Республика Дагестан).

Попытки цензуры – 7 (газета «Скопинский вестник», Рязанская область; информационное агентство «Высота 102.0», Волгоград; телеканал «Культура», Москва, 2 раза; газета «Русский Север. Белоризец», Вологодская область; телеканал НТВ, Москва; СМИ Челябинской области).

Уголовное преследование журналистов и СМИ – 3 (Дмитрий Шипилов, независимый журналист, Кемерово; Максим Ефимов, независимый журналист, Республика Карелия; Олег Леонтьев, корреспондент РИА «Новости», Красноярск).

Увольнение редактора, журналиста – 2 (Ирина Васильева, редактор городской газеты «Новочеркасские ведомости», Ростовская область; Фатима Магомедова, журналист ВГТРК КБР, Кабардино-Балкария).

Случаи задержания полицией (ФСБ, etc.) – 11 (Андрей Петров, оператор телеканала «Дождь», Москва; Руслан Алибеков, фотокорреспондент газеты «Черновик», Махачкала – 2 раза; Юлия Гусейнова, пресс-секретарь Ассоциации адвокатов России «За права человека», Москва; съемочные группы Первого канала и РЕН-ТВ, Москва; Павел Семенов, корреспондент ИА «Ридус», Санкт-Петербург; Павел Шабанов, журналист газеты «Русский Север. Белоризец», Вологда; Ольга Пашкова, заместитель главного редактора «Ежедневного журнала», Москва; Элла Знаменская, корреспондент газеты «Жуковские вести», Московская область; Олег Леонтьев, корреспондент РИА «Новости», Красноярск; Мансур Мировалев, журналист Associated Press, Москва).

Отказ журналистам в доступе к информации (в том числе запрет производить аудио- и видеозапись, фотосъемку; отказ в аккредитации; ограничение права на посещение и присутствие на мероприятиях в органах государственной власти, на предприятиях, в учреждениях) – 29

Угрозы в адрес журналистов и СМИ – 8 (Аксана Панова, шеф-редактор информагентстсва «URA.Ru», Екатеринбург; Марина Андрюшина, старший помощник руководителя следственного управления по Калининградской области по взаимодействию со СМИ; РИА «Новый Регион», Екатеринбург; Андрей Новичков, корреспондент Граней.Ру, Московская область; Сергей Резник, блогер и независимый журналист, Ростов-на-Дону; Дарья Григорьян, журналиста интернет-издания «Парк Гагарина», Самара; Виталий Титов, учредитель ИА «Мангазея», Ханты-Мансийский автономный округ; Дмитрий Флорин, корреспондент Радио Свобода, Москва).

Отказ от печатания (распространения) СМИ – 2 (газета «Скопинский вестник», Рязанская область; газета «Конкурент», Владивосток).

Изъятие (скупка, арест) тиража – 2 (газета «Осетия. Свободный взгляд», Владикавказ; газета «Русский Север. Белоризец», Вологодская область).

Препятствование деятельности интернет-изданий – 6 (информационное агентство «Высота 102.0», Волгоград; сайты «АиФ-Урал», «МК-Урал», «Труд на Урале», РИА «Новый Регион», интернет-газета «Правда УрФО»).

Выход изданий-двойников – 1 (газета «Мой район», Омск).

Изъятие / повреждение фото- видео- и аудиоаппаратуры и компьютеров – 2 (компьютер Максима Ефимова, независимого журналиста, Республика Карелия; видеокамера Алексея Рассолова, независимого журналиста, Московская область).

Административное давление (проверки СЭС, пожарных, налоговых служб) - 5 (газета «Настоящее время», Махачкала, 4 раза; газета «Час Пик», Свердловская область).

Иные формы давления и нарушения прав журналистов – 24

 

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Памятник не для всех

Магомед Магомедов, собственный корреспондент ФЗГ в Северо-Кавказском федеральном округе

Президент Дагестана Магомедсалам Магомедов 5 мая подписал Указ № 78 «Об увековечении памяти погибших дагестанских журналистов». В данном указе постановляется соорудить памятник дагестанским журналистам, погибшим при исполнении своего гражданского и профессионального долга в борьбе с экстремизмом и терроризмом.

Журналистское сообщество Дагестана восприняло этот указ неоднозначно. Дело в том, что вопрос о необходимости возведения памятника журналистам, погибшим при исполнении своего профессионального долга, поднимался давно. Но предполагалось, что он будет возведен не только тем, кто погиб в информационной борьбе с экстремизмом и терроризмом, но и тем, кто был убит при различных невыясненных следствием, обстоятельствах.

По мнению главного редактора дагестанской газеты «Черновик» Биякая Магомедова, указ президента является провокацией: «По нашим данным, когда документы с просьбой о возведении памятника погибшим журналистам передавались в администрацию президента, в них было указано, что памятник будет для всех наших погибших коллег. Но документ, когда он прошел через кабинет Госсекретаря РД Такибат Махмудовой, был изменён, а затем подписан президентом и обнародован в таком… антитеррористическом стиле. На мой взгляд, те, кто готовил проект данного указа, просто подставили президента республики».

С 1991 г. по 2012 г. в Дагестане при различных обстоятельствах были убиты два десятка журналистов. Только треть из них, с натяжкой, можно отнести к категории тех, кто погиб в борьбе с экстремизмом и терроризмом. Другие же журналисты, чьё личное мужество и профессионализм никем не ставится под сомнение, согласно букве указа главы Дагестана, получается, памятника не заслужили. К примеру, погибшие два министра по делам национальностей, религии, информации и внешним связям Дагестана Магомед-Салих Гусаев и Загир Арухов, экс-директор ГТРК «Дагестан» Гаджи Абашилов, корреспондент ОРТ Ильяс Шурпаев, ответственный секретарь газеты «Истина» Малик Ахмедилов, учредитель газеты «Черновик» Хаджимурад Камалов и другие журналисты.

Как заявил Биякай Магомедов, коллектив «Черновика» учреждает Фонд имени Хаджимурада Камалова, который не только будет поддерживать талантливых журналистов, но и возьмётся за возведение своего памятника, который будет посвящен всем погибшим журналистам.

 

«Пусть будет правда, пусть даже и горькая»

Георгий Бородянский, собственный корреспондент ФЗГ в Сибирском федеральном округе

Новый губернатор Омской области намерен с помощью СМИ преодолеть пропасть между властью и населением.

На своей первой пресс-конференции 10-го мая новый областной глава, еще не вступивший в свои права (инаугурация состоится 30 мая) Виктор Назаров сделал ряд удивительных заявлений – об отношениях власти, прессы и населения. Ничего подобного из первых в области уст (до Назарова ее 22 года возглавлял Леонид Полежаев) омские журналисты раньше не слышали.

Только с помощью независимых СМИ, сказал новый губернатор, власть может выстроить конструктивный диалог с обществом, а отсутствие его ведет к росту протестных настроений. Поэтому все средства массовой информации (коих в области, если брать в расчет интернет–издания, около 500) должны быть равноправны и от власти равноудалены.

Впрочем, если вспомнить послание президента РФ Федеральному собранию (от 30 ноября 2010 года) ничего особенно сенсационного Виктор Назаров не заявил – и Медведев тогда еще говорил, что властям в регионах следует избавляться от непрофильных активов, в частности, от газет. Но не помнится, чтоб с тех пор кто-то из губернаторов повторил вслух сказанное главой государства. А Назаров пошел, пожалуй, и дальше: «Журналисты должны писать и показывать правду, пусть даже и горькую. Искажения, политические заказы недопустимы». В такой правде, заметил он, остро нуждаются омичи. Продолжение этой мысли прозвучало вполне революционно: «Люди должны понимать, что не ими управляют, а управляют на самом деле они».

В качестве примера «недопустимой пропасти между властью и обществом» Виктор Назаров привел инаугурацию Владимира Путина, во время которой как будто вымерла вся Москва.

Одним из первых распоряжений нового губернатора будет ликвидация шлагбаумов возле администраций. Жители Омской области ждут перемен.

 

НАШИ ПАРТНЕРЫ

Доклад Комитета по защите журналистов «10 стран с самой жесткой цензурой»

Международная неправительственная организация «Комитет по защите журналистов» (Committee to Protect Journalists) опубликовал 2 мая доклад «10 стран с самой жесткой цензурой». В этой сомнительной десятке фигурируют Белоруссия и Узбекистан. Их соседями стали Экваториальная Гвинея, Бирма, Саудовская Аравия, Куба. А возглавили список Эритрея, Северная Корея, Сирия и Иран.

В документе подчеркивается, что в странах, попавших в список, применяется широкий спектр методов цензуры – «от используемых иранскими властями современных способов блокировки веб-сайтов и спутникового вещания и доминирующей роли государственных СМИ в Северной Корее и на Кубе до грубой силы и лишения свободы в Эритрее, Узбекистане и Сирии». Кроме того, авторы доклада сообщают, что всем перечисленным странам присуща общая черта - авторитарное правление в той или иной форме. «Лидеры этих стран находятся у власти благодаря существованию монархии или других форм наследственного правления, в результате государственного переворота, фальсифицированных выборов или комбинации перечисленных факторов», - говорится в исследовании CPJ. Именно спорную легитимность руководства авторы доклада считают одной из основных причин введения цензуры и репрессий в отношении представителей средств массовой информации во многих странах.

Что касается Узбекистана, то здесь, как сообщается в документе, нет независимых информационных агентств. Независимые журналисты, работающие на иностранные агентства, подвергаются уголовным преследованиям. Интернет-доступ к независимым новостным сайтам и онлайн-телерадиовещанию заблокирован, как заблокированы и некоторые ключевые слова и темы на отдельных веб-страницах. Иностранным журналистам отказывают в получении виз и аккредитации.

В Белоруссии тактика репрессирования прессы включает в себя политически мотивированные судебные преследования; тюремное заключение; запрет на выезд критически настроенных журналистов; акции против независимых редакций; конфискации тиражей газет и изъятие журналистского оборудования. Журналистская деятельность без государственной аккредитации запрещена, телевизионные компании принадлежат государству или контролируются им. В 2010 году Лукашенко подписал закон о цензуре в сети Интернет, создал ведомство для его реализации. Вскоре после создания ведомство составило черный список независимых и оппозиционных вебсайтов. Для доступа в сеть Интернет требуется удостоверение личности, выданное государством, что позволяет КГБ отслеживать деятельность пользователей.

Для составления списка сотрудники CPJ провели оценку всех стран по 15 параметрам. Среди них существование практики блокирования веб-сайтов, ограничения на запись и распространение электронной информации, отсутствие частных или независимых СМИ, ограничения на передвижение журналистов, необходимость лицензии на ведение журналистской деятельности, наблюдение служб безопасности за деятельностью журналистов, блокировка вещания иностранных информационных каналов, а также запрет на въезд иностранных корреспондентов. Во всех странах списка присутствуют, по крайней мере, 10 из этих параметров.

Полная версию доклада

 

Почта дайджеста

ФЗГ получил из прокуратуры Костромы очередную отписку в ответ на свое обращение по поводу давления на газету «Мой город - Кострома». По словам ее генерального директора Альберта Степанцева, издание, которому всего полгода, «замучили всевозможными проверками; неизвестные, представляясь то сотрудниками ОБЭП, то работниками прокуратуры, стали звонить и ходить по офисам рекламодателей, им рассказывалось, что якобы газета не платит налоги, что на нее заведено множество уголовных дел, что с изданием нужно немедленно прекратить сотрудничество» (см. Дайджест 554)

Ниже приводим ответ прокуратуры.

«Ваше обращение, поступившее в прокуратуру города Костромы из прокуратуры Костромской области, рассмотрено, проведена проверка.

Установлено, что 02 ноября 2011 года в ОРЧ ЭБ и ПК № 1 УМВД России по Костромской области поступило обращение директора Департамента региональной безопасности Колесова С. И. о проведении процессуальной проверки по факту уклонения ООО «Мой город» от уплаты налогов с выручки, получаемой хозяйствующим субъектом в виде наличных денежных средств за опубликование рекламных объявлений в печатном издании «Независимая общественно-политическая газета «Мой город - Кострома», от розничной продажи данной газеты.

Сотрудниками ОРЧ ЭБ и ПК № 1 УМВД России по Костромской области по данному сообщению была проведена процессуальная проверка, в ходе которой 07.11.2011 г. генеральному директору ООО «Мой город» Степанцеву А.С. был направлен запрос о предоставлении заверенных копий книги доходов и расходов, карточки счета 50 за период с 01.06.2011 г. по 11.11.2011 г. Сотрудниками ОРЧ ЭБ и ПК №1 УМВД России по Костромской области был получен ответ за подписью генерального директора ООО «Мой город» Степанцева А.С. об отказе в предоставлении запрашиваемых документов в связи с тем, что запрос не мотивирован, проведение процессуальной проверки не является основанием для предоставления сведений по запросу.

11 ноября 2011 г. сотрудниками ОРЧ ЭБ и ПК №1 УМВД России по Костромской области генеральному директору ООО «Мой город» Степанцеву А.А. был направлен повторный запрос о предоставлении копий данных документов.

На основании п. 4 ч. 1 ст. 13 ФЗ от 07.02.2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» лицо, проводящее процессуальную проверку в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ, вправе требовать от общественных объединений, организаций, граждан копии документов и иную необходимую информацию. Таким образом, направление сотрудниками ОРЧ ЭБ и ПК №1 УМВД России по Костромской области запросов в ООО «Мой город» в рамках проведения процессуальной проверки правомерно, оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется.

По факту воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов следственным отдел по г. Костроме Следственного управления Следственного комитета РФ по Костромской области проводится процессуальная проверка в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ.

Копия Вашего обращения направлена в следственный отдел по г. Костроме Следственного управления Следственного комитета РФ по г. Костроме для проверки изложенных доводов.

В случае несогласия с данным ответом и принятым решением Вы вправе обжаловать настоящий ответ вышестоящему прокурору или в суд.

Заместитель прокурора г. Костромы В.А.Полупанов.

 

Дайджест подготовлен Фондом защиты гласности (ФЗГ).

 

Выходит по понедельникам с 11 августа 2000 года.

Распространяется по 1600 электронным адресам в России и за рубежом.

 

Под редакцией Алексея Симонова.

Редакционная коллегия: Борис Тимошенко – руководитель службы мониторинга, Светлана Земскова – юрист, Всеволод Шелховской – переводчик.

 

При использовании информации и материалов дайджеста ссылку на нашу организацию обязательна.

Контакт: 119992 Москва, ГСП-2, Зубовский бульвар 4, комн. 432, Фонд защиты гласности.
Телефон/факс: (495) 637-49-47, 637-44-20, адрес электронной почты: boris@gdf.ru fond@gdf.ru

Все новости

Архив

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни