Карта Гласности

Карта гласности за март 2009 – февраль 2010 года.

21 Апреля 2010 года

 

 

Уровень свободы печатных и электронных СМИ в регионах России


1. Свободна – 0

2. Относительно свободна
(характеристики свободной прессы заметны) – 16

Республика Дагестан, Республика Карелия, Алтайский край, Камчатский край, Пермский край, Приморский край, Ставропольский край, Кировская область, Новосибирская область, Саратовская область, Сахалинская область, Свердловская область, Тверская область, Томская область, Ярославская область, Санкт-Петербург

3. Относительно несвободна

(характеристики свободной прессы едва просматриваются) – 44

Республика Адыгея, Республика Алтай, Республика Бурятия, Республика Коми, Республика Северная Осетия, Республика Тува, Республика Удмуртия, Республика Хакасия, Чувашская Республика, Республика Якутия, Краснодарский край, Красноярский край, Амурская область, Архангельская область, Брянская область, Владимирская область, Волгоградская область, Вологодская область, Воронежская область, Ивановская область, Иркутская область, Калининградская область, Костромская область, Курская область, Липецкая область, Магаданская область, Мурманская область, Нижегородская область, Новгородская область, Омская область, Оренбургская область, Псковская область, Ростовская область, Рязанская область, Самарская область, Смоленская область, Тамбовская область, Тульская область, Тюменская область, Ульяновская область, Челябинская область, Ненецкий автономный округ, Ханты-Мансийский автономный округ, Москва

4. Несвободна – 22

Республика Башкортостан, Республика Ингушетия, Республика Калмыкия, Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская Республика, Республика Марий Эл, Республика Мордовия, Республика Татарстан, Чеченская Республика, Забайкальский край, Хабаровский край, Астраханская область, Белгородская область, Калужская область, Кемеровская область, Курганская область, Ленинградская область, Московская область, Орловская область, Пензенская область, Еврейская автономная область, Ямало-Ненецкий автономный округ
.
5. Нет сведений – 1

Чукотский автономный округ






Из ответов на вопросы экспертной анкеты

Сегодня нет ни одного относительно массового СМИ, для которого не существовало бы закрытых тем и недосягаемых для критики персон. Самый свежий пример – увольнение руководителя главной областной правительственной газеты «Пензенская правда». Настоящих причин отставки открыто не назвали, но по основной версии, принятой в журналистских кругах, – газета просчиталась в выборе объекта критики (Пенза).

На студии Тындинского ТВ есть своеобразный список людей, которых нельзя показывать по ТВ. Этот список утверждён мэром Тынды (Амурская область).

Как правило, запрет касается местных тем и персон. На публикации о делах в России и мире – почти нет ограничений. Зато расследования о том, куда уходят бюджетные деньги, о монополии в строительстве, чиновниках-браконьерах и проч. могут быть вообще никогда не напечатаны, не показаны (Красноярский край).

Табу для всех муниципальных СМИ – главы администраций и прочая местная элита. Для областных СМИ и ТВ – губернатор и иже с ним (Ростовская область).

Запретные темы есть у всех СМИ, они касаются или власти, или владельца, или рекламодателя, или всех вместе взятых (Пермский край).

Прямых угроз почти нет. Редко. Есть завуалированные. Или попытки договориться «по-хорошему», с журналистом или, что предпочтительнее, с владельцем СМИ. Один пример из моей практики. Майор милиции из ОБЭП ГУВД Челябинской области вкрадчивым голосом говорит: а вы не боитесь, в Москве вон журналистов убивают?! Это после выхода статьи по налоговому подразделению, в котором один из сотрудников оказался причастным к делу о пропаже крупной суммы денег у предпринимательницы (Челябинск).

«Настоящих буйных мало…». Журналисты пишут с опаской, телевидение вообще предпочитает делать в основном оплаченные кем-либо сюжеты. Или по договоренности с властями «освещает» некие «общественно-значимые проблемы». Но угрозы есть, поступают в основном тем, кто пытается действительно «искать правду». Намекают, разъясняют, что «оно не стоит того». Журналисты, как правило, соглашаются, или выдают более лояльный, скромный вариант информации. Все уже знают «правила игры», - кого можно «ругать», кого нельзя (Забайкальский край).

Сложности с получением информации существуют. Особенно это касается деятельности чиновников краевой администрации. Без согласования с руководством либо управлением пресс-службы боятся сказать любое слово (Камчатский край).

Недавно глава администрации городского округа заявил, что ни одной информации мы от него не получим. «Если я вам сделаю шаг навстречу, меня самого уберут», - сказал он (Костромская область).

В Ленинградской области журналистов по-прежнему делят на «своих» и «чужих». «Своим» что-то еще говорят, «чужих» в вежливой форме «посылают» или же отмалчиваются.

О свободе давно забыто. Правду можно выдать, вступив в сделку с тем, кто с этой правды получит дивиденды. Кроме материальных, есть и другие дивиденды: поддержка властей, допуск к информации, аккредитация, призы и премии в «журналистских» конкурсах (Красноярский край).

Самоощущение по этому вопросу можно выразить так: руки свободны - чтобы писать, ноги скованы - чтобы распространить написанное. (Самарская область).

Большинство журналистов, работающих в СМИ, не финансируемых властью, считают себя абсолютно свободными. Журналисты же из другого лагеря считают, что такой цензуры, какая существует сейчас, не было даже во времена социализма (Сахалин).

Свобода отсутствует, самоощущение такое, если ты выскажешь точку зрения, которая идет вразрез с точкой зрения правительства Хабаровского края, за это рано или поздно, но каким-то образом поплатишься (Хабаровский край).

Прямой цензуры нет, но есть очевидные признаки финансовой цензуры, что ничуть не лучше и показывает высокую степень влияния власти на СМИ (Приморский край).

Материалы изданий, входящих в медиа-холдинг «Губернские ведомости» (три СМИ – газета, ОРТ и агентство), просматриваются управлением информационной политики правительства области до выхода в свет (Сахалин).

Самоцензура есть во всех СМИ (Пермский край).

Да, естественно, самоцензура существует, определяемая редакционной политикой и заботой о собственной безопасности (Саратов).

Журналисты знают, какие темы в их редакциях запретные и за «флажки» не заходят. В ряде случаев, точно зная, что тема не будет принята в своей редакции, журналисты передают источники или даже фактуру в конкурирующие издания, где тема будет принята. Существует профессиональная солидарность и социальная ответственность, но таких примеров немного (Карелия).

По примеру Москвы руководство ведущих СМИ Петербурга приглашается на закрытые «совещания» с губернатором, где им втолковывается, что и как надо освещать, а что не следует затрагивать. Остальные ведомства не лезут в эту политическую «кухню» - и уже это хорошо.

Пензенский губернатор теперь периодически призывает СМИ активнее разоблачать коррупцию. Естественно, никто не бросился проводить собственных расследований – дураков нет, у всех на памяти события нулевых, когда власть неспешно и грамотно выводила из медиапространства независимую журналистику.

Независимы от власти только музыкальные радиостанции, все информационные – зависимы (Амурская область).

Относительная свобода есть, но она существует в условиях сильнейшего засилья «жёлтой», «чёрной», «серой» и прочего цвета прессы. Палитра у нас разнообразна, о чём можно судить даже по названиям выходящих изданий (Саратов).

Большинство коллективов районок в Пензенской области «отказались» от собственного учредительства своих изданий. Зато обрели мудрого «старшего товарища» в лице областного департамента СМИ и полиграфии, который стал спускать им медиапланы и некие «ключевые слова», рекомендуемые в качестве опорных точек при освещении важных тем.

За два года незаконно уволено 5 (пять) человек, главных редакторов муниципальных СМИ (Пермский край).

Вроде бы поменьше стало судебных исков к СМИ о защите чести и достоинства, но все равно хватает. К нашему изданию такие иски подавали и депутаты, и чиновники, а один предприниматель обиделся на низкий рейтинг своей колбасы (Челябинск).

Новая проблема, которая особенно остро проявилась за прошедший год в Санкт-Петербурге - это постепенное сворачивание информационного пространства, вымывание информационных СМИ в угоду развлекательным. И это на фоне снижения количества действующих СМИ (многие просто закрылись, не выдержав экономического кризиса). Многие десятки, если не сотни, журналистов оказались без работы. Редакторы стали более сдержанно подходить к критике власти.

В Ленинградской области ситуация более стабильная, чем в Санкт-Петербурге. А именно: как было здесь проблематично со свободой слова, так и осталось. Кризис только обострил ситуацию, поскольку особенно остро его ощутили как раз независимые СМИ. Телестудии в районах и некоторые небольшие газеты практически разорились. Ну а связанные с властями СМИ вздохнули с облегчением: конкурентов меньше.